Приветствую Вас Гость • Регистрация • Вход • RSS
Воскресенье, 16.12.2018, 03:00
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Фанфики » Фанфики категории гет » Телохранитель (закончен)
Телохранитель
сообщение 30.03.2016, 12:28
Сообщение #1
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



Название: Телохранитель
Автор: Magicheskaya
Пейринг: Ами Мизуно/Таики Коу
Рейтинг: R
Жанр: Romance/Angst
Размер: мини
Статус: закончен
Описание: Ами Мицуно - дочка скандально известного журналиста, Тайки Коу - один из лучших телохранителей Токио. Чтобы уберечь свое чадо, мистер Мицуно нанимает Коу за кругленькую сумму, отказаться от которой просто невозможно. Однако, как потом оказалось, вся эта затея была плохой идеей. Ведь влюбиться в своего телохранителя - опрометчивый поступок...
Предупреждение: AU/OOC
От автора: Стих в третьей главе принадлежит Владимиру Ночь, стихи в пятой - Сергею Есенину.
 
сообщение 30.03.2016, 12:28
Сообщение #2
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



Часть 1.


Узнав о том, что придется снова ходить с телохранителем, Ами не удивилась и не возмутилась. Сколько их было? Она еще помнила того солидного дяденьку «с брюшком», что бродил за ней по пятам и постоянно переговаривался по рации. Сначала, конечно, это бесит и доставляет массу неудобств. Потом – привыкаешь. Тем более, телохранитель – это очень даже полезно, если твой батюшка – журналист а-ля «каждой бочке затычка», да еще и склонный к буйству фантазии. Понятное дело, что все, кого он тронул в своих разгромных (и не всегда честных) статьях, хотят приструнить Аоши Мицуно. А его единственная дочка – отличный для этого объект.

Вообще-то Ами – младшая дочь, но ее старший братик умер в младенчестве, и девочка стала главной отрадой родителей. Ее постоянно опекали, опекают и, судя по всему, будут опекать до старости. Из любви и благодарности Ами не перечила и никогда не выходила из-под родительского контроля, спокойно принимая предписанные ей правила поведения, стиль, личного шофера и телохранителя в довесок. Правда, на какое-то короткое время девушке показалось, что свобода-таки светит на ее горизонте (мистер Милзу, пожилой телохранитель, бывший служащий ФСБ, ушел с должности), но это было лишь иллюзией. На его место через неделю наняли другого. И все благодаря какому-то психу, поджегшему гараж Аоши. Ами ни разу не видела своего нового наставника, но не оставляла никаких надежд на его счет: он обязательно окажется занудой, помешанном на работе, и будет таскаться за ней, словно болонка на привязи. Наверное, со стороны это выглядит занятно. Девушка двадцати лет всюду гуляет со старичком, имеющим явные симптомы шизофрении (ну кто знает, что это он по рации разговаривает?!). Ей иногда даже вслед глядят. Сочувственно так.

Однако никто бы не назвал жизнь Ами достойной сопереживания. У нее есть все, что привыкли считать мерилом хорошей жизни: семья, достаток, все удобства и возможности для осуществления любых капризов. Все дороги раскрыты перед ней: лучшие медицинские курсы страны, лучший университет, постоянные поездки за границу и выходы в свет (которыми Ами привыкла пренебрегать). Однако мало кто знал, что Ами с удовольствием бы отказалась от всей этой мишуры и вовсе хотела бы быть дочкой какого-нибудь офисного работника, а не скандального журналиста. Мало того, что она со скептицизмом и неодобрением относилась к труду своего папочки, так еще и совершенно не хотела быть под прицелом камер и фотоаппаратов.

Однако это все было где-то глубоко в душе девушки. Окружающие же видели холодную леди с приятным, не выражающим лишней эмоции лицом, аккуратной прической и в меру броской одеждой лучших брендов. Она нигде и никогда не появлялась одна, прямо держала спину и была скорее обожательницей библиотек, нежели клубов и развлекательных центров. Истинная леди. И совершенно не похожая на взбалмошного отца дочь.

И в этом был какой-то странный баланс их семьи: «приключения» родителя всегда уравновешивались скромностью и добропорядочностью его дочки.

***

Тайки Коу вот уже несколько месяцев находился в отпуске и после длительного сафари в Африке вернулся в родной особнячок, расположенный в пригороде Токио. Мужчина редко отдыхал, но уж если позволял себе такую роскошь, то пускался в авантюры и путешествия, не зная меры. В конце концов, он является одним из лучших телохранителей и достаточно хорошо зарабатывает, чтобы позволять раз в год подобные вольности. К своим двадцати шести годам Коу (конечно, среди определенных кругов) сыскал славу профессионала своего дела. Он обладал не только умом, силой и изворотливостью, но и интуицией, что ни единожды спасала жизни его подопечных. Тот, кто находился под его неусыпным глазом, мог с гордостью сказать, что находится в ячейке безопасности. Однако эта «ячейка» довольно дорого стоила, но это не останавливало шоуменов и политических деятелей. Сейчас Тайки получил новый заказ. Некто Аоши Мицуно ищет телохранителя для своей двадцатилетней дочки-студентки и прилагает отличный гонорар. Правда, в контракте есть описка: телохранитель обязан выполнять любые поручения его дочери, но при той сумме денег, что предлагается, это так, каприз, не стоящий внимания. Получив кое-какие сведения от знакомых телохранителей, работающих с этой семьей, Тайки узнал, что Ами – девушка спокойная, довольно вежливая и совершенно не любящая находить неприятности, поэтому он тут же согласился. Ему приходилось иметь дело и с более экстравагантными личностями.

До начала действия договора осталось несколько дней, и Тайки с упоением вспоминал все навыки, полученные за пятилетнюю карьеру. Он отлично метает ножи, знает оружие и боевые искусства. К тому же, по долгу службы ему приходилось бывать в горячих точках, на Кавказе, куда он отправлялся добровольцем. Это был еще один «пункт» его карьеры. Человек, прошедший военные действия и вернувшийся оттуда лишь со шрамом на колене, ценится больше человека, обученного в лучших условиях спецподготовки. К тому же, Тайки не имел своей семьи, и некоторые циничные личности, нанимавшие его на работу, считали это плюсом. Нет семьи – нет слабости.

Но, несмотря на то, что Коу жил только для себя и, в основном, занимался накопительством денег, это не мешало ему с настоящей горячностью и страстью относиться к своей работе. То, что он делал, он делал профессионально, с полным знанием и обстоятельностью. Свою зарплату мужчина привык заслуживать. Охрана тихой девицы двадцати лет – не такая уж и морока, однако шатен все равно со всей серьезностью принялся обдумывать, что именно предпримет, чтобы уменьшить возможность опасности. Во-первых, он тщательно проработал некоторые данные по поводу того, кто есть Аоши Мицуно и с чем его едят. Вторым объектом изучения стала его дочка, Ами Мицуно. И лишь потом Тайки решил поехать в частный дом семейства, чтобы, так сказать, осмотреть всю территорию и понять, где бреши в безопасности.

Облачившись в дорогой итальянский костюм темно-коричневого цвета, тщательно убрав длинные волосы в хвост на затылке и надев солнечные очки прямоугольной формы (кажется, это фишка самых крутых телохранителей кинематографа), мужчина отправился в дом Мицуно на своей Феррари. Пусть его машина даже и не намекала на род деятельности этого стройного молодого мужчины, мало кто знал, что стекла у нее бронированные. Миновав высотки и скопления офисных контор, мужчина выехал в частный квартал Токио, заставленный домами, достойными произведений искусства. Тайки прекрасно знал, как порой любят извращаться богатые личности, обустраивая свои «обители», но дом Мицуно превзошел все его ожидания. Во-первых, кажется, над этим зданием трудились греческие архитекторы и скульпторы, потому что дворец (иначе и не скажешь) представлял собой высокое, словно вытянутое к небу строение со стройными мраморными колоннами. Среди нежных зеленых кустов видны изящные скульптуры женщин и мужчин, единственной одеждой которых является накидка, а по витиеватому забору пущена декоративная виноградная лоза. Во-вторых, на первый взгляд, дом Мицуно имел все основные системы безопасности (от камер и до внушительного вида охранников). А в-третьих, на входе в дом Тайки обыскали так, словно он проходил таможенный контроль. Лишь после этого его пустили внутрь и проводили в кабинет Аоши.

Внутри дом представлял собой то же великолепие, что и снаружи, только не выглядел уже, как музейная территория, хотя кругом все было так же чисто. Кабинет Аоши Мицуно поддерживал общую обстановку, правда, там было накурено, и кое-где проскальзывали следы мужской небрежности в виде закинутого на спинку стула пиджака, но Тайки не считал это признаком беспорядка. Правда, сам Аоши выглядел так, словно в его голове полнейший бардак.

- Мистер Коу? – Аоши, стройный мужчина средних лет в темно-зеленом костюме и с кокетливо повязанным на шее платком, подскочил к Тайки и несколько раз дернул его за руку, видимо, приветствуя. – Рад, что вы все-таки приняли мое предложение, - его лицо аж светилось от улыбки.

«Неужели этот человек пишет разгромные статьи? – подумал про себя шатен, но не подал и виду, что изумлен. – Кто может принимать его всерьез?»

- Понимаете, моя профессия – не самая спокойная на Земле, а Ами – моя единственная дочь, - он несколько картинно вздохнул и глянул на мужчину так, словно позировал для снимка. – Ей необходима личная охрана.

- Но ваш дом, на первый взгляд, очень хорошо оснащен, - сдержанно заметил Тайки, чувствуя себя взрослее этого манерного типа.

- Мои сигнализации – самые дорогие, охранники – профессионалы, - несколько горделиво произнес Мицуно и запустил изящную ладонь в короткие иссиня-черные волосы, - но телохранитель – это несколько другое. Я бы хотел моей дочери человека, способного защитить ее, сопроводить куда-либо в случае надобности, помочь. Правда, нанимая вас, я был в некотором сомнении…

Наверное, во взгляде Коу было что-то такое, потому что Аоши замахал руками и примиряющее улыбнулся:

- Вы не подумайте, дело не в профессионализме. Дело в вашем возрасте.

- Возрасте? – не сообразил шатен.

- Ваша молодость… и молодость моей дочери… - замялся словоохотливый журналист.

- Это не играет никакой роли, - жестко прервал его Тайки. – Я не смешиваю личную жизнь и работу.

- Раз вы так уверенно это говорите, я вам верю, - мужчина снова сладко улыбнулся. – Ами приедет из университета через полчаса, я вас представлю. В вашем распоряжении вся охрана, можете вносить любые изменения. Надеюсь, с Ами вы тоже поладите.

Коу сдержанно кивнул, и Аоши тут же предложил ему выпить, но шатен отказался. Теперь-то он понял, что именно такие люди, с виду добродушные и безобидные, способны писать всякие низости про других. И при этом сладкая улыбка не слетит с их губ. Тайки надеялся только на одно: дочка Аоши окажется не такой двуличной и неприятной, как ее отец.

***

Тайки спустился на улицу, чтобы немного подышать воздухом и хоть чуть-чуть отдохнуть от беспрестанной болтовни Аоши, который с чего-то решил, что должен развлекать гостя таким образом. В ворота плавно въехал черный Седан и остановился. Из него тут же выскочил шофер и открыл заднюю дверцу. Сначала об асфальтовую дорожку цокнула пара изящных каблучков, следом появилась протянутая девичья рука, которая сомкнулась на ладони склонившегося шофера, и лишь потом из автомобиля выскользнула худенькая миниатюрная девушка в облегающем темно-голубом платье, прикрывающем коленки. Она оправилась, заправила за ухо прядь коротких иссиня-черных, как у отца, волос и, что-то сказав шоферу, повернулась к двери дома. Тайки решил не ждать, пока его представит дотошный отец, и решил сам познакомиться с будущей подопечной.

- Мисс Мицуно? – окликнул он девушку, и та обернулась к нему, видимо, сперва не заметив среди другой охраны. – Здравствуйте. Я – Тайки Коу. Ваш отец рассказывал обо мне?

Ами не могла передать, как удивилась, увидев перед собой совсем молодого человека, стройного и красивого, а не умудренного жизнью мужчину с сединой на висках. Несмотря на возраст и отсутствие «горы мускулов», в грации, с которой он подошел к ней, угадывался действительно сильный профессионал. Однако разум никак не хотел мириться с тем, что это и есть тот телохранитель, который способен сберечь, кажется, любую драгоценность мира.

- Здравствуйте, - Мицуно вежливо улыбнулась. – Простите, что не заметила сразу. Конечно, отец говорил о вас, - снова протянутая ладошка и легкое рукопожатие. – Разве вас не приняли?

- Все в порядке, я лишь вышел подышать, - мягко заметил Коу, отмечая, что компания малышки-подопечной куда приятнее болтовни мистера Мицуно.

Даже на небольших каблуках макушка девушки едва возвышалась над его плечом. Ами была стройной, почти на грани худобы, бледной; глаза синие-синие, ресницы хоть и не очень длинные, но черные; губы маленькие, лишенные даже следа губной помады. Короткие волосы не касались даже плеч, но красиво обрамляли личико, а с ушей свисали длинные серьги в виде гроздей смородины. Ее нельзя назвать красивой в общем понимании красоты, но миловидной она была определенно. Несмотря на то, что одежда ее была несколько откровенной, пошлой Тайки бы ее не назвал: все, что было на этой миниатюрной фигурке, отличалось не только дороговизной, но и вкусом.

- Пройдемте? – Ами улыбнулась, и они зашли внутрь. – Так значит, вы и есть мой телохранитель? Мне о вас рассказывали такие легенды, что я ожидала увидеть Чака Норриса, не меньше.

- Я, конечно, не Норрис, - скромно пожал плечами мужчина, усаживаясь на диван, - но рвение к работе у меня с ним схожее.

- Это хорошо, - рассмеялась Мицуно. – Правда, я надеюсь, что вы не будете ходить за мной тенью, как это делали предыдущие телохранители?

- Именно это я и буду делать, - вздохнул мужчина, не желая огорчать девушку, но работа – это работа, здесь свои желания нужно держать при себе. – Ваш отец нанял меня именно для этого. А если он нанял меня, значит, настроен на серьезную опеку с моей стороны.

Мицуно ничего не ответила, но лицо ее как-то потемнело. В сущности, ей было все равно, кто за ней будет ходить – седовласый мужчина или симпатичный юноша. Итог один.

- Раз так… предлагаю перейти на «ты», - она попыталась снова улыбнуться, но в этот раз улыбка уже не была такой душевной. – Я – Ами.

- Тайки, - кивнул Коу с некоторым сочувствием, недопустимым в рабочих условиях. – С завтрашнего дня я стану вашим постоянным спутником. У вашего отца какие-то серьезные проблемы с работой…

- У него вечно проблемы, - нервно хмыкнула девушка, - написал очередную статью, теперь расхлебывает.

Тайки про себя отметил, что Ами, похоже, не в восторге от деятельности своего родителя. И это говорило лишь о ее благоразумии.

- У меня есть к тебе одно условие, - Тайки поднялся с дивана, но глаз от лица девушки не отвел. – То, что я – телохранитель, не значит, что я – нянька. Не стоит пытаться использовать меня, будто прислужника. И я все-таки требую благоразумия с твоей стороны и подчинения любым моим приказам. Для твоего же благополучия.

Бровки Ами взлетели:

- Кажется, в контракте указано, что это ты должен исполнять мои поручения, а не наоборот.

- Мои приказы – не поручения, а вынужденные меры, - прохладно ответил Коу.

- Хорошо, - к его удивлению Ами пожала плечиками вместо того, чтобы разразиться капризной тирадой. – Давай так: ты не мешаешь моей жизни, я не мешаю твоей работе. Идет?

- Сориентируемся на местности, - ушел от ответа мужчина и вдруг глянул на наручные часы. – Мне пора. Во сколько завтра начинаются твои занятия?

- В одиннадцать.

- В десять я буду здесь. Надеюсь, ты к этому времени будешь готова? – мужчина не дождался ответа и ушел, забыв попрощаться.
 
сообщение 30.03.2016, 12:29
Сообщение #3
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



Часть 2.


Ами не знала, как относиться к новому телохранителю. Ей не в чем его упрекнуть, и нет повода назвать его поведение непрофессиональным, но что-то ей подсказывало: Тайки Коу – необычный человек и необычный наемник. И дело, наверное, не в том, что он гораздо моложе и привлекательнее всех предыдущих своих коллег. Было в нем что-то… что-то в его характере. Сочетание мягкости и доброжелательности с твердостью и непоколебимостью. Когда Тайки требовал полного подчинения, он не шутил, а был полностью серьезен. И препираться как-то не хотелось, ведь даже его карие глаза стали строгими. И вообще – у него занятная внешность. Кожа загорелая, оливковая, узковатый разрез глаз, тонкие, размашистые брови, прямой нос с едва заметной горбинкой, острый подбородок и впалые щеки. Его нельзя было бы назвать «мальчиком с обложки», но что-то притягательно-мужественное в нем было, что-то даже… брутальное. И это притом, что волосы у него длинные, гораздо ниже лопаток, аккуратно убранные в хвост на затылке. Ами никогда не нравились длинноволосые мужчины, но имидж нового телохранителя ни капли не отталкивал, а, наоборот, завораживал и привлекал.

Сидя в своей комнате и расчесывая волосы, Ами наконец поняла, что же ее смущает в Коу. Она не сможет воспринимать его, как свою тень, не замечать его и игнорировать, как это было с другими. Ей будет просто неловко болтать с подружками о девических проблемах при нем, ходить на свидания, по магазинам… Почему? Ами даже себе не могла признаться, что за столь короткое время почувствовала, как Тайки начинает нравиться ей, как порой нравится случайно прошедший мимо парень или герой кино. А это – большая проблема. Хотя бы потому, что он работает на ее отца и является именно ее наставником. Однако девушка решила не унывать и завтра же отправиться на какую-нибудь вечеринку, чтобы отвлечься от дурацких фантазий и задушить в зачатке какую-либо симпатию. Именно с такими воинственными мыслями Ами легла спать.

***

Проснулась девушка от того, что где-то рядом засверлила дрель. Ее отвратительный звук заставил Ами оторваться от подушки и посмотреть на часы: 7.46. Такая рань! И кто додумался так измываться?

Накинув поверх сорочки халат, Мицуно выскользнула из комнаты и спустилась вниз, откуда слышалась «дивная трель». Оказывается, монтеры устанавливали какие-то столбы, тянули провода и что-то сверлили.

- В чем проблема?! – прокричала Ами, стараясь заглушить отвратительный режущий звук.

- Мисс Мицуно, - к ней откуда-то вышел Тайки, одетый с иголочки и ничуть не заспанный. Такое ощущение, что он вообще не ложился со вчерашнего дня и при этом не устал.

- М… Здравствуй, - Ами попыталась улыбнуться, но раздражение и удивление все-таки пересилили. – Что здесь происходит спозаранку?

- Это кое-какие дополнительные меры безопасности, - пояснил Коу, - я хочу все проконтролировать, но мне еще нужно сопроводить тебя на занятия. Так что приходится работать сейчас.

- А во время моих занятий контролировать нельзя? – несколько капризно и язвительно спросила Ами.

- Нет, - спокойно парировал мужчина; кажется, чем сильнее выходит из себя Мицуно, тем ровнее и беспристрастнее его лицо. – Во время занятий я буду с тобой. Не забыла?

- Что? – опешила Ами. – Это уже издевательство какое-то! Ты и в туалет станешь меня сопровождать?

- Если посчитаю нужным, то буду, - жестко отчеканил Коу. – Я – телохранитель, между прочим. И мои условия не обсуждаются. Тебе неплохо бы с этим свыкнуться.

- Мой прошлый телохранитель…

- Мне неважно, каковы были его обязанности и методы, - он снова перебил ее! Надо ж быть таким наглецом! – У меня они свои. И если вы, - он особенно едко выделил последнее слово, - мисс Мицуно, не привыкните к этому, вам придется искать другого телохранителя.

- Ничего, их навалом, - дерзко кинула Ами, о чем сразу же пожалела, потому что лицо Тайки стало высокомерным.

- Навалом, - протянул шатен, - только вот профессионалов – единицы. Не думаю, что ваш отец отдал такую сумму просто из тщеславия. Вам действительно угрожает опасность. Только вот вы это никак не хотите понять. Не надо тыкать меня носом, что я лишь ваша наемная собачонка. Я спокойно могу уйти и без работы не останусь.

- Прости, - вдруг резко выдохнула Ами и заставила тем самым его замолчать. – Я, если не высплюсь, просто сатанею. Я не хотела грубить. Забудем?

Коу недоверчиво нахмурился, но, увидев раскаявшиеся глаза подопечной, кивнул.

- Снова на «ты»? – поинтересовалась избалованная девчонка, и мужчина опять кивнул. – Вот и отлично. Я пойду пока, постараюсь уснуть. Время еще есть, - девушка, поплотнее закутавшись в халат, скрылась в доме, оставив Тайки в каком-то смятении чувств.

Богатые особы по природе своей капризны, но Ами Мицуно – какой-то странный экспонат, смешение барских замашек с простотой. Коу и не предполагал, что Мицуно думала о нем в подобном противоречивом ключе. И не предполагал, что лучше им вообще не задумываться всерьез друг о друге…

***

По дороге до университета Ами не выражала никаких недовольств. Она спокойно приняла тот факт, что рядом с ней теперь сидит Тайки и так неусыпно смотрит в окно, словно ждет нападения прямо на ходу. Перед лекциями он переговорил с преподавателем и занял свое место рядом с Ами, бесцеремонно, но мягко выпроводив одну из бывших соседок. Мицуно зареклась, что обязательно привыкнет к тому факту, что к ней больше не спешат поболтать перед нудным занятием, а с любопытством шепчутся, разглядывая ее и Коу. Но пока лишь смущенно смотрела в столешницу, кусая нижнюю губу.

- А вот мне не довелось окончить университет, - вдруг заявил Тайки, чем отвлек ее от мрачных размышлений.

- Это почему же? – на автомате полюбопытствовала Ами.

- После школы я сразу пошел служить, потом нас (я имею в виду добровольцев) отправили на Кавказ.

- Кавказ? – ужаснулась Мицуно. Она прекрасно знала, какое это неспокойное место, вечно, кажется, кишащее человеческой враждой.

- Кавказ, - невесело подтвердил Коу. – Там были свои междоусобицы. Воевал. Выжил. И ранений умудрился избежать, если не считать царапины на ноге. А вот некоторые возвращались без рук и без ног. Или не возвращались вообще. Это страшно, Ами, страшно терять жизнь и видеть, как это делают другие.

- Ты… убивал? – вдруг с волнением спросила девушка, совсем позабыв о своих глупых капризах.

- Убивал, - снова грустная усмешка, - всего и не упомню. Только первый раз.

- Можешь не рассказывать, не надо, - испуганно остановила Ами, - я – очень глупый человек, стала расспрашивать.

- Да брось, я начал этот разговор, - отмахнулся мужчина. – После Кавказа я хотел продолжить карьеру военного, но меня нанял один человек. Просто предложил, для пробы, так сказать. С тех пор я – телохранитель. Охранять кого-то куда приятнее, нежели убивать.

- А кого ты охранял? – Ами уже отпустил тот странный страх, и она невольно заслушалась и разговорилась.

- Так… пару политиков и одного довольно известного попсового певца. Я ушел от него.

- Почему? – в синих глазах был искренний интерес, и Тайки это по-своему подкупило.

- Терпеть не могу его песни, - словно по секрету, прошептал он, и Мицуно громко расхохоталась, не замечая, как привлекает к себе внимание всех в аудитории. – А вообще, - уже серьезно, но с улыбкой продолжил Коу, когда Ами повернулась к нему в пол-оборота и оперлась щекой на ладонь, - он уехал в Америку на постоянное жительство. А мне нравится Токио, я не собираюсь покидать этот город.

- Родина и все такое? – с пониманием протянула Ами.

- Нет, я приезжий, родился в маленькой деревеньке, - поделился молодой человек. – Переехал сюда в юношестве вместе с отцом, но папа умер почти сразу после моего совершеннолетия. Я здесь всего добился, теперь имею собственный особняк.

- Хорошая у тебя история, со счастливым концом, - улыбнулась Ами, но Тайки неожиданно покачал головой:

- Я тоже так думал несколько лет назад, а теперь понимаю, что мне чего-то не хватает для полного счастья, так сказать.

- Чего же? – неожиданно Ами отчего-то смутилась и на секунду опустила глаза, но тут же подняла их.

- Узнаешь как-нибудь потом, кажется, занятия начинаются, - увильнул Тайки, и Ами снова изумилась, как он все-таки умеет обходить те темы, которые не хочет обсуждать.

***

- Что это за красавчик рядом с тобой? - Макото кокетливо кинула взгляд на сидящего с безразличным видом Коу, когда Мицуно подошла к ней. – Хорошенький такой.

- Это – мой новый телохранитель, - поделилась Мицуно, поправляя юбку-карандаш. - Папуля нанял. Опять разозлил какую-то важную шишку.

- Кто бы мне такого нанял, - немножко завистливо, но беззлобно вздохнула Кино, накручивая на палец каштановую прядку. – Хотя… каждая вторая девчонка в аудитории сейчас о чем-то подобном думает.

- Я бы с удовольствием сплавила его, - буркнула Ами, конечно, находя больше недостатков в таком человеке, чем достоинств.

- Он так плох?

- Не то чтобы… Просто вся эта опека раздражает. Никакой личной жизни и никакого пути отдохнуть.

- Так в чем проблема? – весело пожала плечами Мако и ударила Ами по плечу. – Сегодня у Ринго День рождения.

- Вот об этом я бы и хотела поговорить с тобой, - Мицуно загадочно улыбнулась. – Можешь достать мне одно приглашение?

- Одно? – уточнила Макото. – А?..

- Вот именно, - улыбка девушки стала еще коварнее. – Надеюсь, хоть на него я попаду без «хвоста». Что со мной там станется? Главное – убедить самого Тайки в этом…

- Убеждай, а я все улажу с приглашением, - кивнула шатенка и снова бросила взгляд зеленых глаз на Коу. – Эх, жаль все-таки, что ты его не возьмешь!

Но Мицуно про себя отметила, что эта влюбчивая особа и без ее нового телохранителя найдет предмет обожания.

***

- Теперь мы отправляемся за подарком, - объявила Мицуно Коу, когда в ее пальчиках уже хрустела заветная бумажка-пропуск. – У моего однокурсника сегодня День рождения, а я совсем забыла.

Тайки вздохнул, насупился, но перечить не стал, без всякого желания садясь в машину. Он таскался по магазинам, теряясь между полок, стеллажей и вешалок и постоянно нервничая из-за того, что Ами то и дело пропадала из виду. Честное слово, намного легче иметь дело с престарелым политиком, нежели с молоденькой девицей, не умеющей сидеть на месте. Да, Ами отнюдь не была истеричкой, но хорошо было бы, если б соответствовала своей характеристике тихони и домоседки. Бедняга и не предполагал, что девушка так старается из-за него, чтобы хоть немного вырваться из тотальной опеки. На самом же деле, она совершенно не знала своего однокурсника и переговаривалась с ним едва ли пару раз, поэтому понятия не имела, что ему подарить. Выбрав банальный набор из брелока и ручки, она с довольным видом вышла из очередного магазинчика и потащила Тайки домой переодеваться. Едва не скрипя зубами, мужчина последовал за ней и ждал до тех пор, пока девушка не облачится в красное платье с довольно смелым вырезом и туфли на шпильке.

«Не зря все-таки батюшка меня нанял, - сварливо подумал он, - в таком виде действительно украдут и утащат». А Ами… Ами была готова упасть в обморок от смущения и досады на свой внешний вид! В ее гардеробе была одежда довольно откровенная и провокационная, но синеглазая предпочитала нечто более сдержанное. И это платье как раз-таки относилось к тем «провокационным», что по большей части висели в шкафу. Но девушка из вредности надела его, стараясь показать характер. Мол, не сделаешь из меня послушную овечку! Однако она не знала, что вырабатывает не независимость, а желание молодого человека завернуть ее в одеяло и запереть в ее комнате.

- Готова? – поинтересовался молодой мужчина, когда Мицуно спустилась к нему. – Ничего, что я так, в деловом костюме?

- Ничего! – беспечно махнула ладошкой Ами, про себя добавляя: «Какая разница? Все равно будешь сидеть в машине у входа!»

Они сели в автомобиль и отправились по указанному на приглашении адресу. Небо уже было темным, город покрылся огнями. Ами отдаленно подумала, что в это время садилась за книгу, чтобы почитать перед сном, а Тайки отстраненно вздыхал о своем спокойном, не омраченном девичьей суетой существовании…
 
сообщение 30.03.2016, 12:30
Сообщение #4
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



Часть 3.


Хотя ворота были плотно закрыты, оттуда доносились звуки музыки и чьи-то выкрики. Пространство вокруг вспыхивало разными огнями, и у Ами быстро стало рябить в глазах. Тайки вышел на улицу, за ним выскользнула Ами. Они подошли к внушительного вида охране, стоящей у ворот, и девушка вынула из сумочки приглашение.

- А где ваш пропуск? – поинтересовался у Коу один из бугаев.

- Я не приглашен, - невозмутимо ответил Тайки. – Я – телохранитель вот этой леди.

- Нет пропуска – нет входа, - безразлично пожал плечами громила.

- Вы не поняли…

- Я все отлично понял.

- Тайки, - Ами отвела Коу на несколько шагов от ворот. – Давай я схожу одна. Что тут может со мной произойти? Закрытая территория, отличная охрана, - она сделала добродушный вид, но Коу так просто им не подкупишь:

- Ами, ты никуда без меня не пойдешь. Сколько еще повторять? Чем быстрее ты привыкнешь к тому, что я везде буду рядом, тем легче тебе заживется, - он улыбнулся, но глаза его остались серьезными и строгими. – Если меня не пускают, значит, ты тоже не пройдешь.

- Так, Тайки, - Ами скрестила руки на груди, - я – твой босс, и я приказываю тебе остаться тут!

- Ты – моя подопечная, часть моей работы, - в тон ей возразил шатен. – И я приказываю тебе не отходить от меня ни на шаг. Все ясно?

Ами недовольно молчала, насупившись, нервно топнула ножкой и демонстративно села в машину, хлопнув дверью. Мужчина невозмутимо дернул плечами и спокойно последовал за ней. Неожиданно ворота распахнулись, и оттуда высыпала пара человек.

- Ами? – Макото отделилась от маленькой компании и подошла к знакомой машине.

- Макото! – обрадованная Мицуно выскочила из автомобиля к разодетой в черный шелк шатенке.

- Ты чего не проходишь? – поинтересовалась Мако, глядя через плечо подруги на медленно вышедшего из авто Тайки.

- Этот изверг меня не пускает, - шикнула Мицуно, - вся моя идея с пропуском потерпела фиаско.

- Тогда бери его и иди, - вздохнула (но не очень-то сочувственно) Кино.

- Не пускают, - развела руками синеглазая.

- Ну, именинника сейчас и с пушки не разбудишь, - усмехнулась девушка, - нализался и спит. Но мы можем схитрить, - подхватив Ами за руку, шатенка направилась к воротам и остановилась около охранника. - Хозяин послал меня за этой девушкой и ее спутником, - сказала им Мако. – Он в курсе, что нет пропуска, сам забыл отдать.

Мужчины переглянулись, но ничего не сказали и дали им троим пройти.

- Ну вот, не так все и сложно! – рассмеялась Мако. – Развлекайся! Я к тебе позже подойду, надо Нефа найти, - и она мигом скрылась в разношерстной толпе.

А Ами замялась у входа, понятия не имея, чем себя занять. Она редко посещала чьи-то тусовки и частные вечеринки, но самое главное, что хотелось спать. Сейчас девушка ругала себя за упрямство и нежелание подчиняться Коу. Лучше бы развернуться и уйти, но глупая гордость не давала этого сделать. Оправившись, Ами прошла к столику и села за него. Слава Богу, что всем абсолютно безразлично, кто пришел и зачем. Народ продолжал отрываться под биты популярной музыки (а как по вкусу Ами, так просто долбящей по мозгам), игнорируя все и всех.

Тайки с некоторым удивлением наблюдал, как его подопечная неловко смотрит по сторонам, словно случайно оказалась в подобной компании. Но особенное его позабавило то, что она неосознанно натягивала короткий подол на коленки и жутко нервничала, когда он упрямо сползал с них. Шатен никак не мог понять, зачем весь этот вызывающий вид, ведь ей неуютно и неприятно!

- Ами, может, ну эту вечеринку? – наклонился мужчина к Ами, пытаясь заглушить звуки противной музыки.

- Нет, я хочу побыть еще, - упрямо мотнула девушка темноволосой головкой, и Тайки поразило, какие у нее усталые глаза.

- Давай без детского сада, - шатен мягко, но настойчиво оторвал ее от стула и повел на выход. – Ты не хочешь тут быть.

- Но мы же и двадцати минут не просидели! – досадливо воскликнула Ами, но покорно поплелась следом.

- И что? Смысл мучиться? – Тайки вышел за ворота и провел ее к машине, усадил на заднее сидение и забрался следом. – Ты это из вредности, да? Глупая какая, - мужчина достал тонкое клетчатое покрывало и накинул на нее, и девушка тут же завернулась в него. – Бунтарка нашлась. Я бы вообще тебя усадил под домашний арест.

- За что это? – пробурчала Ами, думая лишь о том, что хочет уснуть. А дома ждет родная кроватка…

- За одежду, - недовольно ответил Тайки.

- Не твое дело, - беззлобно огрызнулась Ами, прикрывая веки и подбирая к груди коленки.

Коу предпочел не отвечать.

***

С этого дня Ами для себя решила, что больше не станет ломать комедию и пытаться что-то изменить. Лишь один день дал ей ясно понять, что все это, по сути, бесполезно. Тайки мало того, что был принципиальным, так еще и достаточно проницательным. Мицуно снова стала заниматься привычными для себя делами и вести прежний образ жизни, часть дня проводя за занятиями в медицинском университете, часть – в библиотеке и часть – дома, в любимой комнате, обставленной книгами и закиданной мягкими подушками. Практически всегда Тайки находился рядом – просто сидел на диване, прикрыв глаза, или слушал, как Ами читает вслух. И шутил, неизменно называя это «культпросветом». Мицуно стала для него кем-то вроде младшей сестренки, которой у мужчины никогда не было, она перестала быть просто частью работы. В ней Коу находил отдушину. Ами, показав свой истинный характер, теперь казалась ему маленькой озорницей с чистой, светлой душой и мудрым сердцем. Тайки никогда не сближался с людьми, которых охранял, но синеглазая малышка стала исключением из общих правил. Движимый братской любовью, Тайки оберегал и защищал ее с ворчливой заботой, а Ами отвечала ему смущенной улыбкой.

Наверное, грани между «телохранителем» и «подопечной» окончательно стерлись, когда однажды Мицуно, отлучившись в туалетную комнату перед занятиями, вернулась в аудиторию с разбитым носом.

- Это еще что такое?! – Тайки аж подскочил со своего места и молнией подбежал к ней.

- Я профто упаа, - пыталась объяснить Ами, широко раскрыв рот и запрокинув голову.

- Та-ак, - шатен даже не стал разбираться, что она ему пыталась донести, поднял ее на руки и быстро отнес назад в туалет.

Поставив девушку на пол и наклонив ее голову над раковиной, он принялся смывать ее кровь, текшую на подбородок и шею. Мицуно покорно терпела, пока шершавая ладонь мягко скользила по лицу, а ее обладатель сопел что-то про неуклюжих девиц.

- Не вздумай больше запрокидывать голову, кровь может попасть в рот, - проворчал Тайки, обнаруживая на белоснежной рубашке красные капли. – А еще лучше – перестань носить такие каблуки.

- Так точно, папочка, - скривилась Ами и вдруг рассмеялась: - Представляешь, я зацепилась дурацкой шпилькой и пролетела на пол, как мертвый лебедь!

- Ты еще и потешаешься? Горе луковое! Буду водить тебя на поводке, - Тайки тоже рассмеялся, чем окончательно разрушил какие-либо формальные отношения между ними.

Ами боялась признаться даже себе, что все больше и больше влюбляется в собственного телохранителя. Она с удовольствием и робостью принимала его мягкую опеку, искренне смеялась над его шутками и, кажется, уже не могла и дня прожить без него. Ей нравилось говорить с ним и молчать, читать ему стихи и рассказывать о своей жизни. В его карих глазах не было и капли фальши, только вот и ответной любви тоже не было. Как бы ни желала Мицуно обмануться, она понимала, что, быть может, нравится мужчине, но его чувство и вполовину не так сильно, как ее. Однако девушка верила, что нашла именно того человека, с которым может быть счастливой, и который обязательно когда-нибудь ответит ей взаимностью. А пока… пока можно потерпеть, принимая незатейливое внимание, глядя на мужественный профиль, смеющиеся глаза и сильные руки. Просто находясь рядом, просто придумывая себе сказки про счастливое будущее.

Когда она поняла, что секундная симпатия обратилась чем-то терпким и жарким в сердце, чем-то волнительным?.. Наверное, тогда, когда он впервые бесхитростно приобнял ее, спасая от вечернего холода? Когда решительно запретил выходить в слишком откровенном, на его взгляд, платье? Или когда прочитал ей стихотворение, заученное еще в школе? Ами специально нашла его потом в одном из томиков и выучила наизусть:

Околдовать тебя хочу,
Мой главный в жизни человек.
Зажгу волшебную свечу,
Приворожу тебя навек.

И буду я – твой свет в окне,
И будешь мною дорожить,
И ты тогда придешь ко мне,
Иначе ты не сможешь жить.

И радость я твоя, и смех,
Твоя печаль, твоя беда,
Твоя любовь, твой сладкий грех,
И твой огонь, твоя вода.

…Залил свечу осенний дождь,
Не смог тебя приворожить,
Но буду ждать, что ты придешь,
Иначе я не буду жить!

Правда, Тайки упомнил только часть стихотворения, с запинками прочел, но девушка запомнила некоторые строки. Ами перечитывала этот стих бессчетное число раз и верила. Верила, что что-то подобное будет обращено именно к ней. Девушка старалась ловить каждый момент, предписанный ей, каждое мгновение. И хотя в душе жила светлая надежда, оставалось какое-то едва осязаемое предчувствие беды. Точнее, ее так переполняли чувства, что держать их в себе становилось все сложнее и сложнее, а поторопиться и все сломать так страшно!.. Наверное, только Тайки не замечал эту бурю в ней, эту хрупкую влюбленность, и ласково величал ее сестренкой…

Что ж, она была согласна быть даже сестренкой, но при этом преданно ждать, когда же он назовет ее возлюбленной? Макото, самая внимательная из подруг Ами, не только быстро раскусила ее чувства, но и мрачно заверила, что если мужчина сейчас так слеп, то вряд ли поймет все потом. На это Ами лишь звонко рассмеялась: «Ты не понимаешь, Мако, не понимаешь! Я так верю, так верю, что все будет хорошо. Не огорчай меня. Верь со мной!» Кино качала головой и молчала, глядя на беспечную подружку, ласково и влюбленно глядящую на высокого молодого человека.

***

Осень уже давно перестала быть щадяще мягкой и кроткой, приукрашенной шалью красок. Весь ее наряд мигом развеялся на промозглом ветру и разлился по улицам лужами. Ами не любила позднюю осень, эту чахоточную пору, полную тоски. Ей всегда было грустно смотреть, как все вокруг блекнет и цепенеет, но самое страшное, что она быстро простужалась. Стоило только проглядеть, чуть постоять на холоде или промочить ноги, как тут же просыпались все «приятные» симптомы простуды, и эта пакостная болезнь могла протянуться завидно долго. Тогда папа срочно отправлял ее куда-нибудь в теплые края, в санатории, невзирая на середину учебного года. Так случилось и в этот раз. Тайки только ужасался, глядя, как его подопечная буквально тает на глазах. Она всегда казалась ему хрупкой и тщедушной, но сейчас стала превращаться в приведение, вялое и сонное. Одни синие глаза на бледном полотне.

Мужчина возился с ней почти так же, как возятся няньки: доставлял еду и питье в постель, следил за проветриванием комнаты, переносил по дому прямо на руках, не разрешая и капли усилий со стороны девушки. Никто так не ухаживал за самим Тайки, да и ему было некому отдавать свою заботу. Теперь у него появилась сестренка, которая требовала его внимания, и твердый и непоколебимый телохранитель стал просто человеком, заботящимся за родным существом. Иногда шатен ловил себя на том, что его не тянет домой, как раньше. Дома его никто не ждал. Зато с Ами всегда было уютно и тепло. Иногда это осознание даже пугало мужчину, ведь подобные вольности профессионалу чужды, а для подопечного – просто опасны. Но как он мог не смеяться ее наивным шуткам, не слушать, как она читает стихи, старательно, с выражением? Как невольно не стать ближе к человеку, которого так хочется защищать, словно драгоценность? Один вид хрупкой фигурки, тоненьких ручек и искренней улыбки вызывает практически неумолимое желание прижать их обладательницу к себе! И, конечно, когда зашла речь о том, чтобы сопровождать Ами в частный домик в лесу, Тайки тут же согласился, отказываясь от замены.

Аоши, который так редко появлялся дома, но зато довольно часто на страницах журналов, арендовал для дочери домик за пределами страны. Чистый воздух, сосны и тишина должны были сделать свое дело. Конечно, ко всему этому прилагалась надежная охрана, медик, личный повар и горничная, которые займут еще один дом неподалеку. Тайки и Ами выделялось здание с небольшой верандой.

Ами впервые в жизни была рада своей болезни. Никогда она так не желала покинуть насиженное место, как сейчас. Представляя себя и Тайки среди статных сосен в полном одиночестве, она трепетала и долго не могла уняться. Что-то ей подсказывало, что именно там все наконец решится, ведь ее чувства не могут быть скрыты вечно. Девушка с удовольствием собиралась в поездку, нагружая сумки книгами и учебниками, а Тайки захватил побольше теплых вещей, дабы все лечение не потерпело фиаско. Ему и самому было радостно вырваться из мегаполиса и пожить в тишине и уюте, тем более, рядом будет Ами, с которой он обрел какой-то… покой. Нет, гармонию. И пусть это было беспечностью.

Ами отправлялась с твердым намерением открыть свои чувства, а Тайки – с бесхитростным желанием их не замечать…
 
сообщение 30.03.2016, 12:30
Сообщение #5
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



Часть 4.


- Чудесный домик. Правда? Мне даже показалось, что он какой-то сказочно-пряничный! – Мицуно с удовольствием уселась на диван, покрытый красным в клетку пледом, и немного попрыгала на нем.

- Найдешь тоже эпитеты, - усмехнулся Тайки, занося тяжелые сумки.

Мужчина обошел весь дом, оставил вещи Ами в большой светлой комнате с огромным окном, открывающим вид на бесконечные сосны, а сам выбрал небольшую комнатку неподалеку. Зачем ему красота? Главное, чтобы было спальное место недалеко от подопечной!

- После ужина разложим вещи, хорошо? – Ами прибежала к нему, когда мужчина устанавливал настольную лампу. – Давай сейчас поедим? Знаешь, тут даже камин есть. Люблю живой огонь!

Девушка, кажется, совсем забыла, что больна. Она с удовольствием ходила по дому, с любопытством совала нос во все вокруг, что Тайки посчитал хорошим знаком. Переодевшись в свитер и брюки, мужчина сходил за дровами и растопил камин. Едва заметный отпечаток сырости почти тут же пропал, растворяясь в живящем тепле. Мицуно уселась около огня и, оперевшись плечом о стенку, блаженно прикрыла глаза. Хорошо!.. Только тихий треск и приятный жар, пробирающий до самого нутра.

- Может, не пойдем на кухню? – не услышав ответа, Тайки расстелил скатерть прямо на полу, разложил припасенные закуски, разогретые в микроволновке, фрукты и напитки. – Давай, ешь, - шатен мягко потрепал девушку по плечу, и синеглазая открыла глаза. Чуть потянувшись, она открыла пластмассовый контейнер.

Ужин проходил в уютном молчании, и скоро от сытости и тепла Тайки и Ами разомлели окончательно. С трудом борясь со сном, они вдвоем разложили спальные места и уснули. За окном зарядил беспробудный дождь, однако он не мешал. Оба уснули, едва коснувшись головами подушек.

***

Оказывается, дождь и не думал прекращаться. Небо затянуло светло-серой хмарью, лес наполнился сыростью, и Тайки категорически запрещал Ами выходить на улицу. Сосны, на которые так уповал Аоши, теперь могли помочь больной девушке только своим видом. Мицуно иногда смотрела на них из своего огромного окна и с завистью вспоминала мечты о прогулках среди них. Дни казались нескончаемо длинными и нудными, и весь замечательный отдых обернулся бесконечностью. Даже камин, который так полюбился девушке, уже не казался такой отрадой. Врач, горничная и другой персонал сидели в своем корпусе и несколько раз на дню приходили к девушке, чтобы удостовериться в ее здоровье. К сожалению, это были самые ярчайшие события за весь день. Тайки еще пытался как-то расшевелить девушку (и иногда у него это получалось), но, в основном, любой разговор рано или поздно затихал, любое занятие – наскучило. Все это было до того момента, как на чердаке Тайки отыскал гитару.

- Смотри, что у меня есть, - мужчина продемонстрировал старый, но довольно крепкий инструмент, и Ами несколько оживилась. – Может, споем?

- Я не умею, - честно призналась Мицуно, отрываясь от огня, пляшущего в камине.

- Я не буду к тебе уж слишком строг, - тепло рассмеялся Тайки, проводя по струнам пальцами, и Ами завороженно смотрела на его руки. – Я начну, а ты подхватишь.

Шатен запел. Ами показалось, что остановилось само время, и даже огонь почтительно утих перед приятным тембром Тайки. От его голоса по спине девушки забегали мурашки, ей отчего-то захотелось вскочить и нестись куда-то вперед, повинуясь топоту сердца в груди, или тихонько заплакать и слушать, слушать, слушать… Она не посмела встрять в его песню, боясь разрушить магию, хотя прекрасно знала слова. Разве можно?

- А ты чего молчишь? – Тайки усмехнулся и ободряюще приобнял девушку; она тут же опустила голову ему на плечо. – Спой для меня хоть разок.

- У меня совсем нет голоса, - Ами даже стало как-то обидно за то, что она такая бестолковая.

- Разве? Уверен, ты наговариваешь, - Тайки снова заиграл и стал напевать, Ами подтянулась.

Оказывается, ее немного неуверенный и глухой голос гармонично сочетается с хрипловатым, сочным тембром Коу, как бы сглаживая его.

- Вот видишь, - Тайки по-дружески чмокнул девушку в макушку. – Хорошо ведь получается, да?

- Все равно ты лучше поешь, - упрямо ответила Ами. – Спой один, - и Тайки покорно запел, но лирическое настроение куда-то пропало, и с каждым разом песни становились все веселее и веселее, шутки – громче, а голоса – звонче.

К ночи Ами и Тайки уже вовсю хохотали над всякими глупостями, оставив гитару. Шутили и дурачились, будто подростки, а не взрослые люди. Тайки даже не представлял себе, как важны были для Ами эти беззаботные моменты. Иногда Мицуно казалось, что она сорвется и ни с того ни с сего поцелует его, просто поддавшись порыву нежности. Это и страшно, и мучительно прекрасно.

- Ну что, не пора ли спать? – отсмеялся мужчина, притягивая к себе лежащий на полу свитер. – Уже за полночь.

- Куда ты спешишь? – чуть разочарованно протянула девушка. – Завтра не надо рано вставать.

- Эх, сестренка, я с тобой весь режим растерял, - ничуть не укоризненно протянул Тайки, поправляя выбившиеся из резинки волосы. По его худым щекам и лбу так красиво играл огонь, что Ами не могла оторвать от него глаз. – И бдительность.

- Да что тут со мной может случиться? Кругом сосны только, - беспечно махнула ладошкой Ами, садясь по-турецки.

- В любом случае, я должен быть начеку, - покачал шатен головой.

- Тогда давай с завтрашнего дня начнем восстанавливаться! – весело хлопнула в ладоши Мицуно. – Побегаем, например, погуляем.

- Ага, в такую погоду только тебе и гулять, - Тайки погрозил пальцем.

- Ну что я, сахарная, что ли? – возмущенно насупилась девушка, вызывая у мужчины какой-то приступ острой нежности. – Что ухмыляешься? Совсем меня заперли!

- Цыц, мисс Мицуно, - шикнул Коу, - все, отправляемся по постелям, - он встал, быстро сгреб неупирающуюся Мицуно в охапку и поднял ее. – Завтра поговорим.

- Так точно! – Ами отсалютовала и обхватила его шею руками.

***

Ами никогда еще не была такой искренне веселой, беззаботной и немножко наивной. В ней всегда сохранялась толика разумности и трезвости. Тайки же сумел каким-то только ему известным способом преодолеть эти барьеры и лишить Ами несколько приземленного взгляда на современную жизнь и понятие мужчины. Мицуно была уверена, что практически все представители мужского рода превратились в нежных принцесс, не способных на взятие ответственности. Однако Тайки показал, что это не так. Он умел быть жестким и требовательным, но в нем эти качества сочетались с природной мягкостью и обаянием. Иногда ее поражала его безбашенность и местами проскальзывающий юмор откровенного содержания. Иногда – принципиальность и непримиримость. Но все эти «нотки» его характера сливались в образ мужественности.

У Ами был когда-то молодой человек, тихий и романтичный, преданный и бесконечно… нудный. Он был насколько уравновешенным и закрытым, что Мицуно просто-напросто поняла, что такие отношения не могут иметь под собой почвы. Тайки же был для нее полетом, экстримом, сочетанием надежности с непредсказуемостью, уюта с ветреностью. Она и сама, кажется, как будто стала чуть более приподнятой, легкой, нежной и озорной. Наверное, потому, что чувствовала себя, будто за каменной стеной? Потому что не боялась упасть на землю? Потому что готова была довериться этому человеку без остатка?

С каждой минутой Ами все сложнее и сложнее было сохранять свои чувства в узде, не перейти ту почти незначительную грань. Ведь они и так почти непозволительно близко и духовно, и физически. Его прикосновения, бесхитростные в своей искренности, его слова – все такое родное… такое близкое, что хочется плакать от счастья. Ами только одного не понимала: ну как он не видит, как не видит, что она буквально сходит с ума от своих нахлынувших чувств? Девушка ждала того самого момента, когда сможет открыться перед своим телохранителем. Но только тело ли он хранил? Он хранил ее всю! Всю, без остатка! И судьба сама нашла то мгновение, что решило все…

***

Гроза разразилась ужасная: небо, ворча и рыча, кажется, сотрясалось от грома. Вспыхивали острые иглы молний, а дождь сплошным потоком бежал и бежал, не зная меры. Ами даже боялась высунуться из-под одеяла, испытывая почти суеверный ужас. Еще в детстве она никак не переносила гроз. А тут… Ей казалось, что ее комната – карточный домик, готовый разлететься при первом же порыве ветра.

- Ами? – в комнату зашел Тайки. – Ты спишь?

- Нет, - ее лохматая макушка чуть высунулась наружу, и Коу показалось, что перед ним – маленький зверек. – Я не могу…

- Тебя знобит? Снова плохо? – он заботливо дотронулся до лба девушки, но тот был холодным и мокрым от пота.

- Нет, - снова коротко ответила Ами и вдруг призналась: – Я грозы боюсь.

- Вот глупышка, - вздохнул Тайки, прижимая к себе хрупкий сверток «с начинкой» в виде Ами. – А ну, посмотри на меня, - девушка подняла глаза, и мужчина заметил следы слез. – Не бойся, это всего лишь глупый дождик, - он поцеловал ее в лоб. – Ну, сестренка? Так не страшно?

- Уже не очень, - тихо ответила синеглазая, млея от его тепла и надежных объятий. Сердце прямо рвется из груди.

- А что мне нужно сделать, чтобы совсем стало хорошо? – ласково произнес шатен, прижимаясь подбородком к ее макушке.

Ами медленно подняла на него глаза, а потом чуть высвободилась из его рук, при этом оказываясь на коленях Коу. Неожиданно ее голос прозвучал очень твердо и страстно:

- Поцелуй меня, - сказала она вполголоса, и лицо мужчины удивленно вытянулось:

- Что?

Но Ами не дала ему опомниться. Не ожидая ни секунды, она впилась в его губы поцелуем, даже не понимая, отчего так колотится сердце – от собственной смелости или нежности? Тайки попытался мягко отстранить ее, но цепкие ручки, оказавшиеся такими крепкими, не давали ему это сделать с той мягкостью, с которой он хотел.

- Ты сошла с ума, сестренка, - изумленно, с придыханием прохрипел Коу, на секунду выбираясь из водоворота безумия.

- Я не сестренка, - почти не соображая, ответила Ами. – Я тебя люблю… люблю… люблю…

Тайки Коу – всего лишь человек. Тем более, мужчина. И слабость его тела пересилила силу разума. Вскоре его сопротивление сошло на нет, и вот уже он самозабвенно целовал собственную подопечную, легко скользя губами по длинной хрупкой шейке и плечам, где еще минуту назад были тонкие бретельки ночной сорочки. Мозг совершенно не подчинялся командам, вскоре перестав подавать такие спасительные, но, в сущности, бесполезные сигналы тревоги. Тайки Коу полностью поддался инстинктам, накрывая собой стройное тело Ами.

Увы, ночи проходят. И наступает утро.

***

Ами проснулась довольно поздно. Было уже за полдень, когда она открыла глаза и с трудом потянулась. Тайки рядом не было, но осознание прошедшей ночи было слишком захватывающим, чтобы обидеться на этот факт. Тем более, внизу что-то гремело. Наверное, он проснулся и просто нашел себе занятие, чтобы не скучать без дела. Ами было и сладко, и волнительно вспоминать то, что было между ними. И даже тревоги не могли уничтожить это маленькое счастье. Поэтому девушка, накинув сорочку, окрыленная и обрадованная, поспешила спуститься к возлюбленному, наверное, уже заскучавшему без нее.

Мицуно босиком, даже не разыскивая тапочек, побежала вниз.

- Тайки, ты где? – странно, но на ее веселый оклик никто не отозвался. Чуть пожав плечами, синеглазая заскочила на кухню.

Коу стоял к ней спиной, что-то сосредоточенно помешивая. Несмотря на то, что он не мог не услышать, как вбежала девушка, он не обернулся. Его движения были резкими и нервозными, а молчание – напряженным. Не надо быть гадалкой, чтобы понять его раздражение, буквально висевшее в комнате. И почему-то это мгновение дало понять Ами самое главное: Тайки жалеет. А Ами стало жалко не того, что произошло, а себя. Ведь она действительно глупышка. Не зря он так ее называл…
 
сообщение 30.03.2016, 12:31
Сообщение #6
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



Часть 5.


Та гармония, что была между ними, бесследно пропала. Тайки, проснувшись поутру, испытал все муки совести, на которые способен человек. Он смотрел на спящую девушку, уютно устроившуюся под его боком, и не мог понять, как вчера не остановился, как позволил себе слететь с катушек? Но самым диким было то, что девочка, которую он считал своей сестренкой, призналась ему в любви. Что же он упустил, как не заметил?.. Как теперь будет смотреть ей в глаза? Тайки Коу впервые признал себя подлым и слабым, настолько слепым, насколько не может быть слеп настоящий телохранитель. Да и как он может защищать кого-то, когда сам не способен совладать с собственным телом?

Впервые в жизни он допустил такую оплошность и впервые в жизни не знал, как поступить в такой ситуации. Вспоминая синие, немного наивные глаза, простую улыбку и звонкий голос, ему хотелось взвыть. Ах, сестренка, что же ты наделала!.. И самое страшное, что разрушилось все, связующие их, делающее родными и близкими! Ведь Тайки не чувствовал ничего, кроме братской нежности.

Когда Ами вбежала в кухню, Тайки забыл, как дышать. Кажется, каждый мускул напрягся, каждый нерв стал струной. Он не мог найти в себе сил даже обернуться и лишь спустя минуту заставил себя посмотреть беде в лицо. Ами сидела на табуретке, прямо глядя на него, и была, кажется, совершенно спокойной. Ручки, такие тонкие и хрупкие, жалко обнимали плечи. На ее лице появилась тихая улыбка, словно в отместку на его хмурое молчание.

- Ничего, Тайки, не кори себя, - ее голос был тих, но звонок, и в нем не было и грамма ненависти. Лишь в глазах – едкая, жгучая печаль, заглушить которую невозможно никакими улыбками. – Прости меня, пожалуйста. Я все понимаю.

- Ты ничего не понимаешь… - начал было глухо Тайки, но Мицуно его перебила:

- Понимаю. А еще я понимаю то, что ты больше не сможешь работать со мной. Не волнуйся, тебя просто переведут на другую должность, ты не потеряешь ничего, - на секунду она опустила глаза, но тут же совладала с собой. – Мне найдут другого телохранителя.

- Я хотел спросить… - Коу снова сделал над собой усилие и хотел уже подойти к девушке, но она резко поднялась с табуретки:

- Я сегодня же свяжусь с отцом, нас отправят назад, - и Ами вышла, но вдруг обернулась и на секунду остановилась: - Я не забуду этих каникул. Никогда.

Весь день она провела в своей комнате, а к вечеру их действительно повезли назад. Только вот Тайки уже ехал вместе с другим персоналом, а не с Ами. И понимание этого ножом резало по сердцу. Ему было больно за ее искреннюю привязанность и за свою невозможность ответить ей взаимностью. Да и как можно? Это же его младшая сестренка… Девочка, а не девушка. Друг, а не возлюбленная.

С тех пор он практически не видел Ами. К ней приставили какого-то престарелого дядюшку, его отправили в охрану. Но перед этим Аоши Мицуно вызвал его в кабинет. Тайки ожидал чего угодно, но не спокойного грустного взгляда, кажется, так не присущего этому пустоголовому человеку. Кажется, весь лоск Аоши как-то сдулся и дал слабину. Вместо улыбки киноактера – косая ухмылка, голова опущена.

- Садись, - Аоши указал на стул без всякого жеманства. – Будешь теперь начальником охраны. Ами очень просила за тебя, - Коу не присуще ему робко сел. – Не волнуйся, она умная девочка, не станет навязываться или докучать. Просто неопытная еще, зеленая.

Наверное, в лице Тайки появилось что-то такое, потому что Мицуно резко, безрадостно улыбнулся, закурил и сел напротив него:

- Нет, она ничего мне не рассказала, - ответил мужчина на немой вопрос в карих глазах. – Но ты как телохранитель должен понимать, что в доме были установлены камеры.

Коу даже не задумывался о них, как и о том, что Ами – просто его подопечная.

- Спасибо за честность и за то, что не обидел ее, хотя ничего к ней не чувствовал, - Тайки впервые подумал, что Аоши не так пуст, как кажется. Его имидж берет над ним верх, но не сейчас, когда речь идет о единственной дочери. – Можешь приступать к новым обязанностям.

Тайки поднялся. Еще раз поглядел на задумчиво-мрачное лицо журналиста и вышел, чувствуя себя каким-то подонком, хотя никто и ни в чем его не упрекал. С тех пор Тайки вообще позабыл, что такое быть спокойным. Ему больше не нужно было сутками торчать в доме Мицуно, но собственный особняк потерял всякую прелесть. Все чаще Тайки стал ловить себя на том, что начал пристращаться к алкоголю. Ведь воспоминания, такие яркие и теплые, просто не давали спокойно жить. А потом Ами улетела в Америку, Коу отлично помнил этот вечер. Все шумно прощались с ней, она тепло обнимала и подруг, и персонал, затем села на заднее сидение автомобиля и уехала. И Тайки было горько и больно, что она так и не подошла к нему, и что он не осмелился на подобный шаг.

- Надолго она уехала? – спросил он первую попавшуюся горничную, когда машина пропала за поворотом.

- Не знаю, - безразлично ответила та. – Как захочет, так вернется.

Но шли недели, а от Ами не было вестей. Конечно, мистер Мицуно получал от дочери и звонки, и письма, но делиться с каким-то там охранником – это нечто. Кто он такой вообще? После двух месяцев тревог, терзаний и ожиданий Тайки уволился. Заперся в своем особняке и отклонял любые предложения работы. Странное чувство одиночества терзало его и не хотело отпускать, и, как назло, все чаще и чаще вспоминались те прекрасные мгновения, простые и искренние. Чтение стихов, песни под гитару, ужин у камина, поездки в университет… И слезы, и боль, и смех, и счастье. И тоска. Самое главное чувство, которое испытывал мужчина.

Шатен толком не знал, почему тоскует, чего ждет и что чувствует. Все будто перестало иметь четкие очертания. Он точно понимал, что поступил по совести, не закрутив интрижку с человеком, которого слишком уважал и любил, чтобы измываться над его чувствами. Но ее глаза, печальные, больные и понимающие глаза не давали ему покоя даже во снах. В чем он провинился? Как просчитался? Снова вопросы. Ответов – нет. А теперь она далеко, и Тайки от души, но с болью надеялся, что Ами больше не вспоминает о нем и живет счастливо. И не держит на него зла. Наверное, Коу бы просто не перенес этого.

А время тянулось и тянулось, как тянется любое время в ожидании… чего-то. Чего-то неизвестного, но долгожданного, того, что все изменит.

***

Ами вернулась через полгода после того, как покинула Токио. Отец долго упрашивал ее возвратиться, даже недвусмысленно намекнул, что Коу больше у них не работает, но Мицуно отказывалась. Почему? Наверное, по-своему боялась, что незалеченные раны вскроются вновь. Злилась ли она на Тайки? Нет. Он молодец. Он честен и откровенен, а это – то, за что он так ей нравился. На себя девушка тоже не злилась. Быть может, она спасла себя от еще большей боли, прильнув тогда к нему? Потом бы было еще сложнее. Девушка не считала свое чувство глупым и детским, просто ненужным никому, кроме нее, а это не так плохо, как кажется на первый взгляд. Ами была уверена, что полюбила достойного человека и отдалась не какому-то негодяю, значит, не все зря. Гораздо хуже было бы, если б Тайки оказался подонком, не стоящим слез и внимания. Он не виноват, что не любит.

Мицуно честно принялась за учебу, снова перевелась в свой университет (спасибо связям папочки), снова просиживала перед учебником часы… Снова, снова, снова. Только больше не читала вслух, не просила кого-то сыграть для нее. Ей хотелось, чтобы это осталось счастливым пятном в ее короткой сказке. Одно ей только хотелось: хоть бы Тайки не держал на нее зла. Однако было уже не узнать, что он думает по этому поводу.

…Снова наступила весна. Тепло пронизывало улицы, бегало по промерзшей земле, ласкало озябшие деревья. Солнце – везде. И только в душе двоих людей живет маленький осенний холодок, пропахший соснами и гарью камина…

***

Они увиделись случайно. Ами забежала в кафе, чтобы успеть позавтракать перед занятиями, Тайки просто слонялся по улицам, стараясь немного проветриться после короткой ночной попойки. Костюм его, всегда выглаженный и чистый, был помят, длинные волосы, похоже, не мыты несколько дней. Царапая дно чашки с кофе ложечкой, он сидел за столиком в углу.

- Ами?

Мицуно обернулась и остановилась. Не успев дойти до своего столика, она робко прошла к Тайки.

- Здравствуй, - короткий кивок, и девушка села напротив. Помолчали.

- Как жизнь? – и говорить, в сущности, больше не о чем. Нет у них той струны, задев которую не будет боли.

- Хорошо.

- Давно приехала?

- Несколько недель назад.

Снова молчание.

- Учишься?

- Конечно. А ты?

- Я?.. Ничего. Пока что дома сижу, отдыхаю.

- Отдыхаешь? – скептический взгляд скользнул по помятой одежде.

- Да.

- Ну… удачи, - девушка поднялась и, так ничего и не заказав, вышла из кафе.

Снова потянулись какие-то дни, снова какие-то дела и заботы… Но покоя нет. Нет совершенно. И сил во всем разобраться тоже нет. И Тайки кажется, что он летит в какую-то страшную пропасть, из которой нельзя выбраться. В какой-то момент наступает озарение, он остервенело выбрасывает припасенные бутылки с алкоголем, снова начинает забивать себя до полу-обморока нагрузками, бежит в парикмахерскую и по магазинам, чтобы наполнить холодильник и гардероб. Собственное забвение кажется ему липким кошмаром, и то проскользнувшее в глазах Ами разочарование просто сводит с ума. Во что он превратился? Кто дал ему такое право? Ведь даже Ами, которой было в сотню раз тяжелее, осталась сильной и стойкой. А он считал ее девчонкой, ребенком, сестренкой, требующей братской заботы… И совершенно не видел в ней девушки. Гордой, искренней, достойной того, чтобы в ней видели объект обожания, а не отстраненного умиления. И бесконечно уютной и родной, такой, какой, наверное, еще не родилось на этой планете, кроме нее…

Тайки Коу снова вернулся назад. Сильный и прямолинейный, амбициозный и целеустремленный. Он явился в дом Мицуно прямо с утра, перед занятиями, хотя знал, что маленькая засоня, наверное, еще спит. Охрана не увидела причин не пускать его в дом, мистер Мицуно, встретившийся в гостиной, лишь пытливо посмотрел на ожившего молодого человека в строгом с иголочки синем костюме и когда-то любимых черных очках.

- Ами… спит еще? – коротко спросил он, и журналист скривил губы в ухмылке.

- В комнате для чтения.

Больше ничего друг другу не сказав, они разошлись. Тайки опрометью бросился в маленькую комнатку, усыпанную подушками и заставленную стеллажами. Ами в такой знакомой позе сидела прямо на полу, читала какую-то книгу и с трудом оторвалась от захвативших ее строк. При виде Тайки книга выскользнула из ее рук и упала к ногам.

- Здравствуй, мисс Мицуно, - чуть задыхаясь, молодой человек вошел и сел рядом. – Почитаешь… вслух?

Ничего не говоря, Ами открыла фолиант и прочитала первые попавшиеся строки:

Ты меня не любишь, не жалеешь,
Разве я немного не красив?
Не смотря в лицо, от страсти млеешь,
Мне на плечи руки опустив.

Молодая, с чувственным оскалом,
Я с тобой не нежен и не груб.
Расскажи мне, скольких ты ласкала?
Сколько рук ты помнишь? Сколько губ?..

Неожиданно Ами остановилась, досадливо поморщившись:

- Не выходит как-то сегодня, - махнула она рукой.

- Разве? – Тайки приподнял брови. – А если я прочту:

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди…

- Зачем ты пришел? – оборвала его синеглазая, хмурясь и печально глядя в карие глаза.

- За тобой, - просто ответил мужчина, легко пожав плечами.

- Зачем? – горькая усмешка.

- Чтобы понять, нужен ли я тебе еще, - Тайки не стал изображать из себя героя дамских романов и просто сжал тонкую девичью ладонь, не давая никаких клятв и обещаний.

- И какой ответ ждешь? – Ами через силу оторвала взгляд от его лица и повернулась к окошку.

- Жду шанса.

- Какого?

- Вернуть то время, когда мы были очень близкими. Самыми близкими на Земле.

- Ты снова хочешь стать моим братиком? – теперь улыбка откровенно грустная и какая-то безнадежная, усталая. И сколько ей пришлось пережить и передумать там, вдали?..

- Прости, таковым быть я не смогу, - Тайки качает головой. – Зато, быть может, я попробую быть кем-то другим для тебя?

- Я не хочу жертв.

- И именно их ты добиваешься, отказывая сейчас. Знаешь, именно тебя мне не хватало в жизни. Помнишь, я когда-то тебе сказал, в первый день?

- Помню. Я все помню.

- Я тоже, Ами. И я тоже всегда буду помнить наши осенние каникулы.

Ами ничего не ответила. Как-то странно всхлипнув, девушка уткнулась в шею молодому мужчине, и ее тут же обняла знакомая теплая ладонь.

…Весна снова пришла. Весна – везде. И в душах тех, кто уже не надеялся развеять промозглый дождик.
 
Форум » Фанфики » Фанфики категории гет » Телохранитель (закончен)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: