Приветствую Вас Гость • Регистрация • Вход • RSS
Воскресенье, 16.12.2018, 01:45
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Форум » Фанфики » Фанфики категории гет » Под дождём. Часть первая (закончен)
Под дождём. Часть первая
сообщение 28.03.2016, 19:05
Сообщение #1
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



Название: Под дождём. Часть первая
Автор: Magicheskaya
Пейринг: НМП/Минако Аино/Ятен Коу, Сейя Коу, Тайки Коу, Ами Мизуно
Рейтинг: PG-13
Жанр: Drama/Angst/Romance
Размер: макси
Статус: закончен
Описание: Они молоды и стоят на распутье перед самостоятельной жизнью; и им отчаянно хочется быть взрослыми, независимыми и успешными. Наивная мечтательница, недолюбленный ребенок и парень, зависящий от семьи. Куда заведет судьба этих молодых людей, чтобы показать - жизнь не подчиняется чьим-то капризам и не щадит никого...
Предупреждение: AU/OOC/POV
 
сообщение 28.03.2016, 19:05
Сообщение #2
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



Часть 1. Жестокая сказка. Пролог.


Зря, Золушка, надела свой наряд,
Зря туфельку хрустальную забыла.
И пуст, и холоден, и безразличен взгляд,
И всё напрасно, как душа б не ныла.

Ты обманулась. Он ведь лишь играл,
Но ты не злись, Принц это не нарочно!
Дешёвой мишурою был твой первый бал,
Лишь маскарад, в котором всё ничтожно.

А ты не плачь, терпи и распрямись,
Не дай ты сердцу очерстветь живому.
Пусть чувства, Золушка, поднимут тебя ввысь
И как маяк в ночи горят любому!

Храни в себе тот искренний заряд,
В ладошке детство ты неси с собою,
Тогда я верю, Золушка… Не важен и наряд,
Найдётся тот, кто заживёт тобою.
 
сообщение 28.03.2016, 19:06
Сообщение #3
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



1. Принц и Мечтательница


POV Минако

Медленные чарующие звуки вальса окутывают нас с головы до ног… Рядом кружатся и другие пары, но мы не замечаем этого… Нам просто хорошо… Какое дело до чужих взглядов, слов, мыслей?.. Есть только…

- Мисс Айно, может, вам ещё и подушечку подложить?! – раздался громогласный голос миссис Тиоко, и я, вздрогнув, тут же открыла глаза, машинально схватилась за портфель, чтобы собрать вещи.

Однако сделать этого до конца я не успела: яркая картинка недавнего сна безжалостно размылась, заставляя меня лицезреть разгневанное лицо учительницы алгебры, которая нависла надо мной, уперев руки в бока. Я медленно осела на стул, кинув открытый портфель на пол. Ну и попала!..

- Вы у нас гений тригонометрических уравнений, чтобы спать на математике? - язвительно вопрошала Тиоко под аккомпанемент хихикающего класса. – Или вы желаете взять парочку дополнительных заданий на дом?

Я ненавидела эту её манеру издеваться. Да, я виновата, но то, как эта… мм… учительница сверкала нагловатыми серыми глазами и ходила вдоль рядов в притворной задумчивости, просто выводило из себя. Неужели нельзя обойтись без концерта? В конце концов, можно просто выгнать за дверь, и дело с концом! Отвести к директору, вызвать родителей, но не вести себя, как… как…

- Ничего, я вас ими обеспечу, - заверила меня противная Тиоко, тряхнув рыжими прямыми волосами до плеч и победоносно глянув на меня. - Подойдёте после урока, Спящая Красавица наша.

Я чувствовала, что горю от стыда и злости. Ну как можно быть такой язвой в двадцать пять лет?! Посмотришь на неё на улице – милая девушка в синем платье с юбкой-карандашом, улыбчивая и очаровательная. Но стоит остаться с ней в одном классе… да ещё и проштрафиться… Жди изощрённого садизма. Мне иногда кажется, что Тиоко просто обожает такие моменты даже больше, чем свои косинусы и неравенства. Мымра несчастная. Кто ж её замуж взял?!

На радость всех учеников раздался звонок, и все тут же обо мне позабыли. Все, антракт? Цирк окончен? Ревущая, толкающаяся толпа высыпала из кабинета, оставив меня наедине с математичкой. Та с довольно злорадным видом выложила мне на стол лист с семью очень сложными уравнениями. Не поскупилась, зараза! Я покорно взяла дополнительное задание, вяло собрала портфель и в полном одиночестве вышла из класса. Вот так. И сон не досмотрела, и по маковке получила. Отличный день, нечего сказать.

А сон действительно был прекрасный… Такие редко снятся на уроках. Оно ведь и хуже!

Моя главная беда, наверное, не в том, что я не знаю алгебру или ненавижу Тиоко, а в том, что я – глупая мечтательница. Иногда мечты уносят меня в такие дебри, что я ничего не вижу и не слышу. Мне нравится существовать в придуманном мире, в нем нет места тригонометрии, Тиоко, звонку на урок и противному соседу по квартире, который умудряется сверлить стены по ночам. В них есть то, чего мне не хватает в обычной жизни: свобода, романтика, прекрасный Принц; там я – совершенная леди, загадочная и грациозная, а не рассеянная, наивная Минако Айно, которая является предметом насмешек и шуточек всего класса. Да и не только класса, что уж там.

Не то что бы я себя не устраиваю, как раз наоборот, не хочется находиться в компании хихикающих дурочек, которые только и делают, что бегают за парнями, просматривают журналы мод и покупают шмотки. Уж лучше ходить одной, зарывшись в выдуманные миры, чем существовать в одном мире с ними.

Но даже у такой мечтательницы, как я, есть маленький заскок, который ещё держит меня на этой бренной земле. А именно Ятен Коу, парень, сидящий на первой парте третьего ряда. Я сижу за последней партой, так что это позволяет мне хоть изредка бросать взгляды на его широкую спину и струящийся по ней белоснежный хвост, чтобы придумать очередную историю про меня и прекрасного Принца. Обзор у меня хороший.

Не знаю, почему, именно младший из братьев (а их три: близнецы - Сейя - синеглазый брюнет с таким же длинным хвостом, как у Ятена, и Тайки – шатен с карими глазами и короткой стрижкой; мне всегда казалось странным, что они так мало похожи для близнецов) стал предметом моих выдумок, хотя в нашем классе есть ещё четырнадцать ребят. Наверное, дело в том, что Ятен самый необычный из них, он даже в чём-то похож на меня, только не такой робкий и рассеянный и уж смеяться над собой точно не позволит. Он тоже держится несколько в стороне от остальных, независим, а не жалок, как я. По крайней мере, никто не посмеет так издеваться над ним. И не потому, что Коу как-то демонстрировал свою силу. Она в нем и без лишних «выкрутасов» чувствуется.

Вы не подумайте, что я какой-то синий чулок, который только и делает, что жалуется на существование и несправедливо устроенный мир! У меня тоже есть много радостей, но, увы, со школой они совсем не связаны.

А вот за её пределами начинается то, что я привыкла называть высоким словом «жизнь». Жаль, что уж в ней нет места зеленоглазому независимому парню с первой парты, но зато в ней есть моя мама Имичи, бабушка Арита и мой кот Артемис. Есть трехкомнатная квартира на третьем этаже в старом девятиэтажном доме, есть отличная кондитерская за углом и скверик с древними деревьями, есть ряды фонарей, которые весело горят мне по вечерам своим желтоватым светом вдоль улиц и дорог. А мне большего и не надо.

Какое счастье, что сейчас, после изнуряющем математики, я могу вернуться в свою «жизнь», купить пару сдобных пончиков с орешками, подняться на третий этаж, позвонить в дверь, расцеловать в морщинистые, но такие любимые щёки бабушку, затеять с ней чай, а потом дожидаться с работы маму. Мне, конечно, придётся вспомнить и про алгебру, и про другие уроки, но ничто не может затмить тепло моего дома.

С этими мыслями я вышла из здания школы, которая практически опустела, пока я тащилась по коридору. Солнце сочным лимоном висело в зените, заливая своими приятными лучами всю землю. Тут и там всё ещё мелькают синие юбочки и блузы с матросским воротником, звучит звонкий девичий смех. Голосят птицы, просто потому, что хорошая погода, сейчас весна и совсем нет поводов для грусти. Я бы, наверное, привычно повернула к своему дому, если бы не услышала выбивающийся из общей картины звук - протяжные всхлипывания, похожие на плач. Я пошла на этот звук, и он привёл меня в пришкольную беседку.

В ней сидела моя одноклассница Азалия, одна из тех, кого называют сливками общества. Мне она никогда особенно не нравилась, но стало как-то жаль эту красивую девушку, которая сидит теперь в одиночестве и рыдает, хотя ещё полчаса назад была окружена сонмом подружек и поклонников.

Я зашла в беседку, и Зали обернулась на меня, яростно стирая слёзы:

- Ты что здесь делаешь? – не особенно вежливо отреагировала она, но я привычно не обратила на это внимания.

- Зали, с тобой всё в порядке? - надо вести себя тактично.

- Лучше не бывает, - огрызнулась она, высокомерно тряхнув чёрными кудряшками. Её красивое лицо с аккуратным чуть вздёрнутым носиком исказило раздражение, будто это я виновата в её бедах.

- Не хочешь поделиться? - на всякий случай спросила я, прежде чем развернуться и уйти.

В конце концов, такие люди, как Азалия, совершенно не могут жить без внимательной публики и слушателей, которые будут вовремя восхищаться и говорить «Ах!» И чутьё меня не подвело: Зали театрально вздохнула, моментально превратившись в этакую деву в беде.

Я села рядом с ней и приготовилась слушать. Мне ли не знать, как тяжело, когда некому высказаться? Не важно, что было причиной слёз девушки, просто иногда нужно излить душу хоть кому-нибудь. Вот у меня, например, для этого есть мой кот Артимис. Он, как человек, всё понимает, только не перебивает глупыми замечаниями. Хочу постараться быть для Зали котом.

- Он меня отшил, - бросила Азалия уж как-то слишком злобно для несчастной влюблённой. - Сказал, чтобы я лучше мозги тренировала, а не на парней вешалась.

- Кто? – дурной из меня кот, ох дурной!

- Кто-кто? – передразнила меня Азалия, совсем забросив изначальную роль мученицы. - Этот Коу, будь он неладен.

- Ятен? – почему-то сразу догадалась я.

- Естественно, - фыркнула черноволосая с таким видом, будто другие два брата на нее прямо-таки вешаются. - Ещё посмотрел на меня, будто я – отброс общества, так, замарашка, ни кожи, ни рожи.

Мне уже не было жаль Азалию. На какое-то мгновение я подумала, что она горюет по чему-то действительно стоящему, но её слёзы лишь из-за того, что Ятен не оценил её чар и задел самолюбие, которое ого-го какого размера. Она просто злится и уж «изливать душу» точно не будет. Я не могла просто встать и уйти, поэтому неловко потрепала её по плечу, отчего та брезгливо дёрнулась, и сказала:

- Держись, всё будет хорошо, - самое тупое ободрение.

Я встала со скамьи, вышла из беседки и наконец свернула в сторону дома, оставив незадачливую Азалию в одиночестве.

Нехорошо, конечно, так грубить девушкам, но если я живу в своих мечтах, где всё идеально, гармонично и возвышенно, это не значит, что в жизни всё так же. Зная Зали и её окружение, я поняла, что поведение Ятена справедливо, да и вообще, совет он ей дал, что надо. Жаль, не воспользуется…

Мой «Принц» с первой парты вообще существо странное. Другой бы от счастья млел, если бы сама красавица Азалия обратила на него свой царственный взор, а этот послал куда подальше. Мне, конечно, сложно судить его поведение: как он перешёл к нам с братьями год назад, так я ни разу с ним толком и не общалась, кроме банального «Передай, пожалуйста, тетрадь» или «У тебя нет синей ручки?» Я не знаю его. Мне остаётся только домысливать поверхностную информацию. Да и мечтательница внутри меня сама себя спрашивает: «А так ли мне надо знать, кем на самом деле является Ятен Коу»? Ведь в живом человеке можно и разочароваться, а образ моего Принца… он идеален.
 
сообщение 28.03.2016, 19:06
Сообщение #4
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



1. Самая главная страсть


POV Ятена

Класс дружно хохотал над этой странной Айно, которая умудрилась снова каким-то известным только ей способом заснуть на уроке. На самом деле, мне даже жаль ее: она сидела вся красная и злая, да и что-то часто над ней потешаются. Даже слишком часто.

Но тут прозвенел долгожданный звонок, и я сию секунду позабыл об Айно, зашвырнул тетради в рюкзак и выскочил из класса, стараясь избежать встречи с братьями. Ведь я знал: если сейчас они меня поймают, то разговора не избежать. Нет, потом он состоится. Но уж лучше не сейчас.

Почти у самого выхода из школы меня нагнал мой приятель Тони, самый странный человек, которого я знаю (после Айно, разумеется). Под мешковатыми джинсами и футболками скрывается худощавое тело, мальчишеская улыбка и ёжик пепельно-русых волос делают его младше своего возраста на несколько лет; но самое особенное в нем – миндалевидные, совершенно кошачьи серые глаза, обрамленные пушистыми белёсыми ресницами, которые, наверное, обладают какой-то притягательной магией: при всём своем детском виде он может заполучить практически любую девушку. Уж как это удаётся – только ему и известно.

Но нас с Тони объединяет не только дружба, но и общая тайна, из-за которой я так часто ссорюсь с братьями, и если Сейя ещё может понять меня, то Тайки просто-напросто называет придурком. Однажды он мне сказал, что после очередной вылазки меня принесут домой в наперстке. Я понимал его и не понимал одновременно, ведь стритрейсинг – моя жизнь.

Стритрейсинг. Уличные гонки, запрещённые законом. Бешеный выброс адреналина в кровь. Возможность получить безграничную свободу и слиться с машиной, прочувствовать каждый винтик, каждый сантиметр дороги. Возможность доказать, что ты – Главный, ты – Победитель. А то, что это опасно для жизни и запретно, делает стритрейсинг ещё более манящим, привлекательным, сумасшедшим. Я обожаю ночные дороги, лихорадочный свет фар, ревущий мотор и бесконечный полёт вдоль улиц. Несколько раз мне приходилось скрываться от полиции и уворачиваться от столкновений с поздними прохожими, но… это моя страсть, которую я не могу подавить.

И только после очередной гонки приходила мысль: а ведь в следующий раз можно и не вернуться…

Тони знал эту мою страсть и понимал ее. В какой-то степени он помогал удовлетворять потребность в скорости, а именно - давал свой чёрный Ягуар, когда-то подаренный папочкой на совершеннолетие. Сам он никогда не принимал в гонках участия, зато честно получал половину выигрыша, если таковой был.

Три дня назад я узнал, что сегодня в половину второго ночи состоятся очередные гонки. Мои братья тоже это знали: они давно уже научились различать, когда я взбудоражен в приступах азарта перед предстоящим событием. Сейя молчал, а вот Тайки в любую свободную минуту старался отговорить меня, поэтому уж сегодня я попытался как можно скорее ускользнуть после уроков.

- Не передумал? – спросил меня Тони, заговорщически улыбаясь.

- Вот еще, - фыркнул я, прибавляя шагу.

- А как же «Риск должен быть оправданным!» и «Не веди себя как идиот!»? - мой друг очень похоже передразнил Тайки, отчего на душе становилось еще гаже. Всё-таки я - эгоистичный кретин.

Наверное, что-то отразилось на моем лице, потому что Тони ободряюще потрепал меня по плечу:

- Да ладно тебе! Всё будет пучком! – заверил он меня, когда мы вышли на школьный двор. - Всегда же всё обходилось, так?

- Всегда – понятие абстрактное, - философски ответил я; всё-таки что-то меня тревожило, - Никогда нельзя доверять дороге полностью.

- Или ты становишься суеверным, или трусливым, - покачал головой Тони, перекидывая коричневую сумку с учебниками на другое плечо.

- Или тебе просто плевать, сдохну я сегодня или нет, - рыкнул я, начиная раздражаться; этот тип с кошачьими глазами понятия не имеет, сколько раз только за один заезд я нахожусь на волоске от катастрофы.

- Не говори ерунду, - одернул меня Тони. - Ты же знаешь…

- Ятен, можно тебя на минуточку? - раздался сладкий голосок позади нас, и мы обернулись. В нескольких метрах от меня стояла наша одноклассница Азалия. Только этой девицы на мою голову не хватало!..

- Чего тебе? – не очень уж церемонно спросил я.

Зали надула хорошенькие и без того пухлые губки и с кокетливой обидой захлопала карими глазками:

- Что я тебе сделала?..

Ну нет, женского нытья я бы сейчас просто не вынес. Плотно сжав зубы, я отошёл к беседке, и Зали порхнула следом.

- Я тут подумала, - да ладно! Девушка поглядела на меня из-под опущенных ресниц, - не сходить ли нам вместе куда-нибудь?.. Мы бы…

- Извини, у меня совсем нет времени, - сдержанно ответил я, хотя раздражение, которое во мне вызвали легкомысленные слова Тони, просто рычало внутри меня, как дикий зверь, желающий вырваться на свободу.

- Но у тебя же не всегда нет времени.

- Слушай, Зали, - я старался говорить спокойно изо всех сил; ну как объяснить этой девице, что мне сейчас явно не до нее?! - Пошла бы ты... занялась чем-нибудь полезным, а не приставала ко мне со всякими глупостями.

- Приставала?.. Глупостями?.. – совершенно тупо уставилась на меня Азалия; я наблюдал удивительную метаморфозу: фарфоровая куколка превращалась в каменную горгулью. - Да знаешь ли ты, с кем говоришь?! – зашипела Азалия, краснея от злости.

- Сходи к психиатру, - посоветовал я и вышел из беседки, не желая слушать больше ни слова.

- Не хочешь взять парочку уроков флирта? - спросил меня Тони, давясь от смеха, когда я вышел из беседки.

- Будь благоразумен – заткнись, - напутствовал я; всё, меня явно довели до точки кипения, что происходит нередко.

Вообще быстрее всего на свете я умею делать три вещи: ездить, соображать в критических ситуациях и беситься. Последнее я делаю чаще всего, однако вывести из себя меня могут только дорогие мне люди, для других я – бездушное бревно. Но вот добить взвинченное состояние мог любой.

Сейчас я с удвоенной скоростью летел домой, прекрасно зная, что не войду в свою квартиру. Мне тошно раздражать своих братьев, и хоть родители ничего не знали о моем увлечении стритрейсингом (кроме постеров с гоночными авто на стенах моей комнаты, ничто не говорило о «тайне»), видеть их и знать, как я могу подвести их своим безрассудством, просто отвратительно.

Почему я раньше так мало думал, что уличные гонки – это игра со смертью? Почему задумался над этим сейчас?

Я не знаю ответа на этот вопрос, но впервые мне показалось мое увлечение не просто вызовом обществу, но мальчишеским поступком.

- Ну что, давай ко мне? – предложил Тони, и я выпал из своих мыслей. Оказывается, мы уже дошли до оживленного перекрестка, на котором обычно расставались: Тони поворачивал налево, а я шёл дальше.

«Ещё не поздно отказаться», - подумалось мне.

- Пошли, - согласился я, стараясь заглушить голос тревоги.

Тони, почувствовав мое настроение (а может быть, просто следуя моему совету), молчал. Мы в полной тишине дошли до его дома, доехали на лифте до седьмого этажа и зашли в его квартиру. Я знал ее не хуже, чем свою собственную: мать Тони днями и ночами пропадала на своем заводе, и мы любили сидеть в его комнате, разорять холодильник и слушать на всю катушку рок. Бывало, я завидовал свободе Тони, уж меня-то с братьями родичи контролируют, как могут, и только потом стал жалеть: мой друг одинок. Мать, как я уже говорил, горбатилась сутками, а с отцом Тони не общался. За всю свою короткую жизнь он принял от блудного папаши только одну вещь - чёрный Ягуар, на котором крайне редко ездил, даже когда сдал на права.

К машине он относился небрежно, как к дорогой, но маловажной игрушке, и иногда мне втайне казалось, что он ненавидит свой Ягуар, а через него и своего папашу, который объявился только к шестнадцатилетию сыночка и вдруг воспылал родственными чувствами. А ведь никто, кроме меня и матери Тони, не знает, что за мальчишеской улыбкой и светом кошачьих глаз скрывается детская обида, переросшая во взрослую ненависть. Никто не знает, как Тони мечтает, чтобы однажды я разбил этот чёртов Ягуар где-нибудь на дороге…

Мой друг пошел за газировкой на кухню, а я привычно зашёл в его комнату, скинул рюкзак и плюхнулся на кровать. Меня ничуть не смущало, что двухкомнатная квартирка Тони существует на грани бедности, у моего приятели почти никогда не бывает карманных денег, и он не носит фирменные джинсы. Единственная дорогая и поистине роскошная вещь, чёрный Ягуар, только злила Тони, а не давала повода зазнаться. И я ценил его за это.

Я лениво протянул руку и включил центр. Любимая группа Muse заполнила комнату, а вместе с ней и мою голову, которая больше не могла и не хотела терпеть появившуюся тревожность.

Я с какой-то странной неотвратимостью ждал половину второго ночи, словно решалась моя судьба. А она действительно решалась…
 
сообщение 28.03.2016, 19:06
Сообщение #5
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



1. Встречи не избежать


К вечеру небо затянуло светло-серое марево туч, и дождь заиграл свой монотонный мотив, время от времени то ускоряя, то замедляя темп. Дворы, в которых еще несколько часов назад бегали дети и гуляли женщины с колясками, опустели и как-то поблекли. Минако еще раз кинула взгляд за окно и снова уставилась в телевизор, искренне не понимая, что сейчас идет: комедия или фильм ужасов?..

День вышел какой-то неудачный: и с математикой не заладилось, и погода поганая. А так ли все изменил один дождливый день? Или она никогда раньше не мучилась с алгеброй? Все это нависло над ней уже очень давно, просто она не хотела себе в этом признаваться. А сейчас, когда стало невмоготу находиться наедине с собой, уже поздно для того, чтобы переносить это с детской безболезненностью.

В последнее время ее все чаще и чаще стала посещать мысль: неужели жизнь действительно такая? Однообразная, нудная, как дождь за окном, неизменная, как вид на ее двор с третьего этажа, и вечная, как сама эта планета? Неужели все действительно расписано наперед, на многие месяцы и даже годы? Неужели ничего более стоящего, чем мечты, ей уже не увидеть?

Девушка уже давно чувствовала себя лишней среди сверстников, которые ходили на секции, по клубам, встречались с кем-то… Никто почему-то никуда не приглашал ее, никто не делал комплиментов, и сердце Айно не особенно разочаровывалось: сейчас она может прийти домой и придумать такую историю со своим участием!.. Но со временем безграничного мира грез стало удушающее мало. Наверное, на это повлияла та встреча в парке. Хотя… Нет. Все началось раньше. Гораздо раньше.

Минако сидела на скамеечке, кормила голубей кусочками корочки белого хлеба, как всегда находясь при этом за сотню миль от парка. Она и не заметила, как к ней подсела высокая светловолосая девушка в сиреневом платье до колен.

- Минако! – окликнула девушка задумавшуюся Айно, и, когда та несколько удивленно повернулась на зов, засияла радостной улыбкой.

- Адора! – обрадовалась Минако, прерывисто обнимая подругу.

Адора, девушка двадцати лет, студентка экономического института, когда-то была соседкой Минако и жила выше этажом, но потом переехала в новый район поближе к институту. Айно очень тяжело переживала переезд подруги, к которой была искренне привязана.

- Иду по парку, смотрю: сидит девушка с очень знакомым красным бантиком, - лукаво улыбалась зеленоглазая Адора, - думаю, точно Минако! Да и у кого еще может быть такое мечтательно-отсутствующее выражение лица?

Минако в притворной обидчивости надула губы, а Адора заливисто расхохоталась:

- Ты так всю жизнь пропустишь в своих мечтаниях!

Мине было как-то неприятно слышать такое замечание. Особенно после всех невеселых мыслей по этому поводу.

- Как ты живёшь? – перевела тему она.

- Хорошо, - с готовностью отозвалась подруга, - учёба удается, а в августе у меня свадьба.

- Ой, Дорочка! - вздохнула Минако, искренне радуясь за подругу, которая прямо-таки светилась изнутри. – Поздравляю тебя!

- Кстати, приглашаю, - Адора была тронута радостью Минако. - Да и вообще - надо как-нибудь вместе собраться, давно уже не виделись. У тебя-то как с жизнью?

Блондинка уже открыла рот, чтобы излить ту «массу» неожиданностей и перемен, что свалилась на нее за последнее время, и… неожиданно поняла, что ей совершенно нечего сказать. С их расставания не произошло ничего, словно она застыла во времени. Словно не жила. А разве она была у нее, эта жизнь? Только грезы.

- У меня все хорошо, - краснея, произнесла девушка. Дурацкая лживая фраза.

Адора, прекрасно знавшая тихую молчаливую девочку, строго и проницательно посмотрела на Айно:

- Ох, не доведут тебя до добра эти твои мечты. Неужели ты не понимаешь, что жить так нельзя? Ты же совершенно беспомощна перед реальностью! – возмущалась Адора. – Нельзя так закрываться в себе, иначе прокоротаешь свои дни, как овощ.

- Извини, Дора, - Минако старательно прятала взгляд, но по раскрасневшимся щекам Адора поняла, что явно перегнула палку, - мне надо идти. Меня мама… ждет.

Ничего больше не сказав, Минако пустилась к выходу из парка, чувствуя, что готова разреветься. Неужели она сама этого не понимает? Понимает! Но сделать хоть что-нибудь не хватает смелости. Раньше она ни в чем, кроме своих грез, не нуждалась, а сейчас… Сейчас уже никто не нуждается в ней.

Адора позвонила ей в тот же вечер и попросила прощения, хотя, по сути дела, и не за что было. Девушка знала, что ее младшая подруга очень ранимая и робкая, и вовсе не стоило так ее отчитывать. Нужно ей помочь.

- Сходим на выходных куда-нибудь, - твердо заявила Адора, - для начала – по магазинам, а дальше поглядим.

Минако покорилась. Да просто не было смысла спорить с напористой, упрямой Адорой, которая уж если вобьет что себе в голову, то уж костьми ляжет – выполнит!

Но на девушку свалилось много проблем, жених заболел, и план «Здравствуй, жизнь, мечты, прощайте!» был отложен на неопределенный срок. Минако снова начала привыкать к прошлому времяпрепровождению, так же витала в облаках и старалась себя уверить, что ничего не желает больше в своей жизни. Маленькая лгунья. И трусиха.

Однажды Адора сказала ей:

- Минако, я, конечно, буду помогать тебе, чем смогу, но только ты можешь понять для себя, что наша игра стоит свеч. Если ты сама не желаешь перемен, все будет впустую.

Сейчас девушка явственно слышала голос подруги. А может, собственной совести? Ведь осточертели ей, осточертели эти четыре стены, это беспросветное существование! Жить в мечтах, конечно, хорошо. В них нет неприятностей и нет проблем. Но это то же самое, что искусственный цветок перед живой розой, то же самое, что открытка с видом на море перед песчаным пляжем с пенными волнами. Это – имитация, заблуждение, флер. Это самообман, разрушить который можно мимолетной мыслью.

А она даже никогда и не пробовала что-то изменить, по сути дела. Никогда не старалась с кем-то подружиться, никогда не пробовала куда-то с кем-то ходить. Почему никогда не показывала себя как человека? Быть может, беды как раз-таки от нее самой… от ее… бездействия?

«А почему бы мне самой не взять и не попробовать что-то предпринять?» - подумалось девушке. Ведь это не сложно: взять телефон, выбрать номер какой-нибудь девчонки, договориться о встрече. Несложно? Тогда почему так страшно?

Минако нерешительно взяла мобильник и открыла список контактов. Всего девять номеров: мама, бабушка, дядя Иточи… Последний принадлежит Ракель, однокласснице Минако, миниатюрной темноволосой девушке с конским хвостом до плеч. Айно никогда не общалась с ней тесно, но считала заводную, беззлобную Ракель хорошим человеком. А зачем она брала ее номер? Не помнит… Да и какая разница? Надо всего лишь попроситься к Ракель в компанию, вот и все.

Айно нажала кнопку вызова. Будь, что будет!

Через пару секунд раздался звонкий голосок Ракель:

- Алло, я вас слушаю!

- Привет, Ракель, - девушка услышала, как неожиданно сел голос, - это Минако. Минако Айно.

- Мм… здравствуй, - слегка растерялась Ракель, видимо, не ожидавшая такого звонка.

- Я тут подумала… хорошо бы развеяться, - нерешительно сказала Айно, - вы не собираетесь с ребятами куда-нибудь?

Одноклассники Минако часто собирались гулять вместе.

- Погода не располагает… (Мина втайне обрадовалась: все останется прежним!)… но мы собирались в клуб. Если хочешь, присоединяйся, – оправилась Ракель.

- Конечно. А как долго вы там будете?

- Ну, думаю, до двух.

Минако чуть не присвистнула: ого, она никогда не гуляла так поздно! Но ведь она решила меняться, так? Решила хотя бы попробовать что-то сделать?

- Где и когда встретимся? – смело спросила она.

- Давай на перекрестке у твоего дома? Мы с Юки тебя там подхватим. Часов этак в десять.

- Увидимся, - выдохнула Айно.

А может, плюнуть на все, а? Ну не придет, ну посмеются лишний раз над «странной Айно», и что? Не особо и обидится! А с другой стороны? Ведь она обещала! Ракель, Адоре, себе, в конце концов! Ре-ше-но. Она идет.

Девушка решительно оглядела комнату, будто ожидая, что кто-то невидимый примется отговаривать ее. Но, естественно, протестов со стороны мебели не было, и девушка преувеличенно смело выпрямилась.

Стоп. А в чем идти? Улыбка увяла. Весь ее гардероб состоял из джинсов и кофточек, преимущественно с длинными рукавами. Даже сейчас на ней были голубые джинсики и темно-зеленый свитерок с цветочным узором по рукавам. Нет ничего подходящего для ночного клуба. Ну… вообще-то есть кремовая вязаная кофточка, тоненькая и изящная, как кружево. Мама подарила на день рождения, но кофта так и висит в шкафу. Даже с биркой!

Девушка достала кружевное чудо из недр шкафа. Лучше уж и не придумаешь, да и джинсы – вполне распространенная одежда, везде сойдет. Осталось только договориться с мамой и бабушкой.

Айно вышла из комнаты в кухню, где Арита и Имичи дружно стряпали котлеты.

- Мама, - обратилась к Имичи Минако, - я сегодня с одноклассниками в клуб пойду. Можно?

- Конечно, - несколько удивленно ответила мать, вытирая ладони полотенцем, - когда вернешься?

- В два, - выпалила Айно, - ты не волнуйся, я не одна буду.

Девушка видела, что и бабушка, и мама взволнованы странным желанием девушки сходить в клуб, да еще и так поздно.

- Ребята проводят меня домой, я попрошу.

- Будь осторожна и не забудь телефон, - вздохнула Имичи. В уголках лучистых карих глаз появились тревожные морщинки.

- Хорошо.

Все, обратного пути нет.

***

- Яте-е-ен! Выключи эту бандурину! – завопил Тони, стараясь перекричать орущий центр.

Ятен убавил громкость.

- Тут звонила Ракель. Может, заглянем в клуб перед гонками, а? Они идут всей компанией в «Сафари».

Ятен покосился на большие настенные часы. Половина десятого. Ну, и сколько ему изводить себя волнением? А в клубе, по крайней мере, можно расслабиться, а то бежевые обои комнаты Тони и вот эта странная трещина на потолке начинают раздражать глаза.

- Пошли.

Ятен выключил центр и поднялся со старого потертого кресла. Посмотрел на телефон. Семь непринятых вызовов: пять от Тайки и два от Сейи. С родителями насчет ночевки у Тони, слава Богу, договорился, так что они не позвонят до утра. А что хорошего? Может, и звонить уже некому будет!

- Давай, одевайся, а то что, в школьном пиджаке на дискач пойдешь? – состряпал рожицу Тони, подавая Коу свою светло-голубую с монстром футболку, которая была свободна на теле Тони, а Ятену подходила как раз. – Кстати, неплохая идея. Придешь такой, типа, умный и интеллигентный. Девушки любят интеллектуальных романтиков.

- Господи, в этом мире тебя что-нибудь волнует, кроме девушек? – возвёл глаза к потолку Коу, доставая из шкафа свою кожаную куртку, которую всегда оставлял у друга и время от времени надевал на гонки.

- Конечно! Подружки этих девушек! – рассмеялся сероглазый.
 
сообщение 28.03.2016, 19:07
Сообщение #6
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



1. Чем обернулся поход в клуб, или Знакомимся заново (часть 1)


POV Минако

Неужели я делаю это? Стою тут, как дурочка, жмусь, нервно оглядываюсь… От волнения весь край кофточки измусолила! Все так непривычно и незнакомо. В который раз гляжу на часы. Неуютно как-то в вечернем Токио. Слишком ярко и резко. Или это я просто привыкла к пастельным тонам? Нет, я, конечно, и раньше видела ночные улицы, но из окна все по-другому: шум машин глуше, огни меньше, а люди словно нарисованы простым карандашом, темные, однотонные. Здесь все не так. А еще – пахнет сыростью недавнего дождя, а это далеко от уюта.

Когда какой-то подвыпивший мужик выпустил в мой адрес непристойную шуточку, я думала, что умру от стыда и неловкости. Уж в моих мечтах никто бы не посмел такое сказануть, а если бы и посмел, то Ятен тут же бы его и… Стоп. Вот то-то и дело, что в мечтах. А в жизни – терпи, Минако Айно, за тебя никто не заступится. Как всегда.

Ну где же эти Ракель и Юки? Мало того, что опаздывают, да еще и место встречи выбрали – перекресток! Ничего странного, что некоторые личности на меня косятся. Изо всех сил стараюсь сделать вид а-ля «я не такая, я жду трамвая», но вести себя спокойно не получается.

- Привет, Мина! - бодрый голосок Ракель прозвенел за моей спиной, и я даже подпрыгнула от неожиданности. – Долго тут стоишь?

Я обернулась. Передо мной стояла (естественно) Ракель в фиолетовом сарафане и джинсовой курточке поверх плеч и Юки, рослый парень в несуразной одежде, которая ему велика, как минимум, размеров на пять. Но больше всего меня смущают его дреды и болтик в подбородке. Может, я излишне консервативна, но подобная мода явно не для меня. Парень и девушка, сколько я себя помню, всегда сидели за одной партой и находили удивительную гармонию в общении, хотя совсем не походили друг на друга: Юки немногословен и угрюм, зато Ракель – настоящий звоночек, зажигалочка, оживляющая всех вокруг. И Юки в том числе.

В отличие от меня, Ракель, по-моему, всем была довольна: она восторженно повисла на локте Юки, и мы двинулись в сторону клуба.

Какое-то время я не могла найти тем для разговора и тупо молчала, но даже если мне и было что сказать, слова упрямо отказывались складываться во что-то более-менее адекватное. Однако Ракель оказалась таким замечательным собеседником, что уже через пять минут я без стеснения хохотала над ее шуточками и подкалывала молчаливого Юки. Думаю, бедный парнишка был просто в шоке, что тихоня-мечтательница, «странная Айно», может так себя вести.

У входа в «Сафари» нас ожидал еще десяток одноклассников (которые, конечно, были в ступоре, когда заметили меня в компании с Юки и Ракель), но, кажется, даже обрадовались мне. Странно, в классе они не такие дружелюбные и радушные! Может, так на них смена погоды повлияла или один-другой бокальчик нелегального алкогольного коктейля?..

Наконец, мы всей компашкой протолкнулись внутрь, и в первые мгновения у меня даже голова закружилась: все моргало, переливалось, вспыхивало яркими огнями, огромная толпа дергалась под оглушающие биты популярной песни… Кажется, я попала в какой-то странный мир, целостный организм, имеющий собственное дыхание, сердцебиение, пульс…

Наверное, я ужасно глупо стояла с открытым ртом, меня по-хозяйски обнимал за талию Рик (который в обычный день даже в сторону мою не поглядит), но это все неважно. Я не знала, что мне делать, хотя, кажется, ответ предельно прост: общаться, развлекаться и танцевать. А как поступать, если твое развлечение – мечты, твои танцы – в ванной перед зеркалом с зубной щеткой в зубах, а твое общение проходит, в основном, с родней и продавцами из соседнего магазина? А?

- Пойдем в центр! - потянул меня Рик в самую гущу танцующих, стараясь заглушить своим басом песню, но я ловко вывернулась из его объятий, промямлив что-то типа «Я сейчас…»

Ну нет. Вряд ли я сейчас осилю роль королевы танцпола. Я к цветомузыке еще даже не привыкла, да и в ушах непривычно гудит. Уж лучше выпить что-нибудь в сторонке. Я протиснулась к барной стойке и нашла глазами бармена, а точнее, барменшу (распознала пол исключительно по двум высоким хвостам на голове).

- Извините! – крикнула я, стараясь привлечь внимание девушки, отрывающейся вместе со всеми.

Барменша «подтанцевала» ко мне, не переставая что-то напевать и дергаться, словно в приступе эпилепсии.

- Чего хотите?

- Можно сок? Апельсиновый?

Девушка посмотрела на меня так, что и словами не передать. Даже перестала жвачку жевать. Может, к месту было бы залихватски сказануть: «А мне бы водочки рюмашку!»? Однако уже через несколько секунд передо мной стоял стакан с трубочкой и зонтиком (всегда убивал этот зонтик; нафиг он вообще нужен?!).

Я расплатилась, уселась в крутящийся кожаный стул на высокой ножке и принялась разглядывать все подряд, хотя это было почти невозможным из-за количества посетителей и ряби в глазах.

Вот в самом центре мои одноклассники, а может… и не они? Не разглядишь. Среди танцующих людей торчат какие-то мохнатые столбы… пальмы? Точно! Ведь клуб-то называется «Сафари». Что тут еще примечательного... Да ничего! Свет, толпа, крики, опять свет. Кстати, я зря парилась, во что одеться. Это неважно. Все равно никто ничего не увидел бы, притопай я в ночнушке или бальном платье.

Я очень быстро стала уставать от всей это кутерьмы вокруг и даже с какой-то тоской подумала о родной комнатке с бледно-голубыми обоями и кроватке, покрытой пледом с детским рисунком из мультика про Винни Пуха… Не скажу, что вылазка в клуб была уж совсем бесполезной, но до двух ночи я точно не дотяну. Надо найти Ракель и распрощаться. Для первого раза впечатлений больше чем достаточно.

Я уже собиралась искать среди беснующей толпы одноклассников, как наткнулась на очень знакомый силуэт. Можете считать меня параноиком, сумасшедшей или просто перегруженной – дело ваше. Но эту спину (на которую я день-деньской пялюсь с последней парты) я бы узнала везде. Ятен Коу. А рядом с ним крутится его приятель, Тони Ледук.

Все происходящее в клубе резко стало интересным. Голова болит? И что, не так уж и сильно. Во всяком случае, не смертельно.

Просто интересно посмотреть, какой он… в жизни? В мечтах-то он ведет себя, как я захочу. А в реальности? Что любит? Чем увлекается? Что бы решил заказать: водочку или апельсиновый сок?..

Поток мыслей неожиданно прервался. Потому что и Ятен, и Тони резко обернулись в мою сторону. В животе что-то затрепетало и затихло. Оба друга направлялись ко мне…

POV Ятена

Мы притормозили у «Сафари». Одиннадцать? Отлично! Веселье только началось.

Тони попытался дозвониться до Ракель, но та не отвечала, значит, уже внутри. Мы с другом выползли из Ягуара под восхищенный визг каких-то девчонок (думаю, все тащатся от Ягуара, а вот Тони готов принять всплеск эмоций на свою скромную персону). Привычно просочились в помещение, оглядели зал. Вряд ли я достигну тут нужной расслабленности, а пить перед гонками нельзя (это – самое первое правило), так что я решил уже просто вернуть назад, разогнаться перед заездом где-нибудь в пригороде, а Тони пусть сколько угодно клеит девочек. Вон уже как мартовский котяра глазоньки намаслил, головка как флюгер – во все стороны вертится!..

Неожиданно я получил увесистый толчок куда-то в печень, такой, что в глазах защипало.

- Эй, глянь, - шепнул мне на ухо Тони так невинно, что мне придушить его захотелось, - позади нас Айно за барной стойкой сидит.

Галлюцинации у него, что ли?

- Обознался, - уверенно ответил я. – Когда ты видел Айно в клубе? Что она тут забыла?

- Понятия не имею, - кошачьи глаза лукаво заблестели, это было видно даже при цветомузыке, - и лично мне это очень интересно узнать.

Господи, этот герой-любовник когда-нибудь угомонится? Я уже хотел отговорить его приставать к несчастной девушке, как Тони резко развернулся и пошел в сторону барной стойки. Я – следом, и облагоразумить любопытную заразу не было никакой возможности: Айно глядела прямо на нас, свернуть в другую сторону, мол, женщина, мы вас не знаем, крайне глупо.

Несчастная девушка выглядела, как затравленный зверек среди волков, и я решил не смущать ее еще и своим вниманием, зато Тони уселся рядом так, будто всю жизнь с ней общался. Айно совсем смутилась, я отсел подальше и заказал апельсиновый сок (градус мне не светит).

Пока мой приятель рассыпался в улыбках и комплиментах (и даже умудрился положить наглую ручонку на плечико девушки), я с преувеличенным вниманием крутил в пальцах трубочку и дурацкий зонтик. Вот тебе и расслабился!

Вдруг Тони поднялся со стула и повел Айно на выход. Именно повел, потому что я видел, что самостоятельно в этом шоковом состоянии передвигаться девушка не может явно. Я (опять-таки) – тенью за ними, но преследовать парочку не стал, а остался у входа в «Сафари». В конце концов, у этого оболтуса есть и своя голова на плечах!

Но, оказывается, я зря остался стоять, а не залез хотя бы в машину. Неожиданно ко мне подплыл Тайки, предвещая медленную и мучительную смерть посредством жестокого изнасилования мозга… Мой братец небрежно крутил в руках брелок, чем явно выдавал свою нервозность. Уши его пунцовели.

- Еще тут? – спросил он меня, намеренно глядя в сторону, стараясь сделать вид, что его мало волнует разговор.

Что за тупой вопрос?

- Тут.

- Никуда не собираешься?

Ну вот… Пошло-поехало…

- Собираюсь, – сквозь зубы.

- Да пойми ты, идиот, - сорвался мой братец, резко теряя все спокойствие, - ты не только своей задницей рискуешь, но и нашими родителями!

- Родители ничем не рискуют.

Что за тупость я несу? Я сам не верю в то, что говорю, но блин, надо же повозникать! Не сказать же: «Брат, ты прав, поехали домой!» Как бы Тай не бесил меня временами, мозги у него на месте.

- Не рискуют? – родные карие глаза зло суживаются. – Слушай, Ятен. Я устал покрывать твои выходки. Я – не Сейя. Если ты не откажешься от гонок, я все расскажу родителям.

Что? Мой брат собирается сдать меня? МОЙ РОДНОЙ БРАТ?! Да будь он хоть тысячу раз прав, это – подлость! Внутри меня аж все закипело от гнева.

- Да пошел ты, - выплюнул я и, сунув руки в карманы куртки, пошел догонять Тони с Айно, проклиная весь свет.
 
сообщение 28.03.2016, 19:07
Сообщение #7
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



1. Чем обернулся поход в клуб, или Знакомимся заново (часть 2)


POV Минако

Пока Ледук демонстрировал все свое красноречие и даже сделал попытку полапать, я тихонько наблюдала за моим Принцем. Тот с пофигистическим видом пил свой сок, совершенно не обращая на меня и Тони никакого внимания. Мне даже обидно стало, хотя Ятен никогда особенно не присматривался к девушкам. Мне почему-то наивно казалось, что уж меня-то Коу должен был заметить, почувствовать, как я много думаю о нем, но… чудес не бывает. И его равнодушный взгляд – тому подтверждение.

Вдруг Тони стащил меня со стула и повел на выход, я ничего не могла понять, но все-таки послушно брела следом, даже не вслушиваясь, о чем он так вдохновенно щебечет. Наверняка о себе любимом, ну или уж о моей «неземной красоте, грации и изяществе». Что там плетут наивным дурочкам, чтобы запудрить им мозги?..

Я бы, кстати, приписала этого Тони к таким же легкомысленным особам, как Зали и ее компания, если бы не господин случай… Один раз прямо посреди урока к нему пришел отец (мне сразу показалось это странным, ведь всем известно, что Ледук живет с матерью). Тони сильно побледнел, разнервничался, а как только вышел за дверь, оттуда раздались крики – неестественно звонкий голос моего одноклассника и густой бас. Все в классе тут же притихли, даже миссис Тиоко, отчаянно вопящая о завтрашней контрольной, не могла привлечь внимания ребят. Я не расслышала весь короткий, но жаркий разговор, однако, несколько фраз типа «Вали туда, откуда пришел!» и «Ты нам всю жизнь испоганил!» я все-таки разобрала. Через несколько минут после выхода Тони залетел в кабинет, дыша, как рыба на берегу, весь красный и всклокоченный. Он сильно хлопнул дверью и, не глядя ни на кого, уселся на свое место, обхватив голову руками. Мне не передать, как жаль стало этого всегда веселого, смеющегося парня! Этот случай врезался мне в память и не давал думать о Тони плохо. Может, именно поэтому я терпела его глупую болтовню сейчас?..

Мы шли по ночному тротуару, я молчала, Тони болтал. Я думала о чем угодно, кроме лежащей на моем плече ладони; вообще старалась не смотреть на своего одноклассника, ни с того ни с сего воспылавшего ко мне интересом.

Неожиданно нас нагнал Ятен и поравнялся с нами, сразу завладев моим вниманием. Меня мгновенно поразила перемена в нем: если в клубе он был каким-то отрешенным, то сейчас едва держал себя в руках; ладони посажены глубоко в карманы, широкие плечи ссутулены, зеленые глаза угрожающе блестят. Похоже, Тони тоже заметил что-то неладное, потому что его рука чуть не до боли сжала мне плечо, а потом отпустила его.

- Что случилось? – спросил Ледук, остановившись посреди тротуара, а вместе с ним и мы с Ятеном.

Мой Принц нервно пнул ни в чем не повинный камушек и исподлобья поглядел на приятеля:

- Братца встретил, - буркнул он.

Я почувствовала, как превращаюсь в невидимку.

- Тайки?

Ятен только скривил губы.

Мне всегда отношения между братьями казались несколько натянутыми, но неужели все настолько плохо?

- Он сказал, что настучит родителям, если не брошу гонки, - гневно прошипел Коу, уже не такой спокойный и непоколебимый, как всегда.

И кстати, о чем он говорит? О каких это гонках? Неужели я сейчас узнаю… настоящего Ятена Коу?.. Не Принца из моих мечтаний, а реального человека? Я даже отодвинулась от молодых людей, чтобы не мешать им. Партизанка, блин!

- Ну и что ты будешь делать? – спросил Тони, тоже теряя весь свой лоск.

Ятен посмотрел на ночное небо, светлое от огней домов, будто желая прочитать там ответ. Закрапал мелкий дождик, но он не замечал этого, зато я зябко поежилась (тоненькая вязаная кофточка ничуть не спасает).

- Что, холодно? – спросил вдруг Тони, поворачиваясь ко мне; сейчас он казался намного человечнее и ближе, чем пять минут назад.

Я кивнула. Глупо врать, когда ты похожа на мокрую курицу.

- Сейчас подгоню машину, - вздохнул он и, с тревогой глянув на Ятена, быстрым шагом пошел к клубу.

Мы остались вдвоем, но мне нечего было сказать. О чем с ним говорить? Да и интересно ли ему было бы услышать что-то от меня? Я просто нервно вертела головой, обнимая себя за плечи, втайне удивляясь, почему я еще стою тут? Меня же никто не держит! Но я продолжала стоять.

Через несколько минут подъехал Тони на своем черном Ягуаре. Ятен молча сел рядом с водителем, я забралась назад, с удовольствием откинулась на мягкое светлое сидение. Машина мягко заскользила по влажной дороге. Мы молчали. Я лениво раздумывала, куда мы едем, хотя это почему-то мало меня волновало. Мне очень хотелось спать, но ощущение, что Ятен сидит рядом со мной, не давало покоя. Я притронулась к его тайне, и мне хотелось знать больше. Всё.

- Ты решил? – спокойный, но подозрительно хрипловатый голос Тони неожиданно резанул по ушам.

Я прислушалась.

- Я знаю, что Тайки прав, но то, что он способен на предательство… - тихо ответил Коу через некоторое время, а потом вдруг резко добавил: - Знаешь, так хочется сделать ему назло! Я бы ни за что так не поступил бы с братом… - закончил он горько.

Картина для меня все равно была неясной, но печальный, уязвленный голос Ятена снова делал из меня сочувствующую дурочку.

Неожиданно машина остановилась. Я с любопытством глянула в окно, но, конечно, ничего не увидела: темно, да и дорожки капель смазывали все перед глазами. Ятен (в отличие от меня) равнодушно вышел из автомобиля, Тони – за ним, меня никто не позвал, но я тоже вылезла под мерзкую морозь.

Оказывается, мы подъехали к круглосуточному кафе со странным названием «Чердак», мимо которого я несколько раз проходила с мамой, но никогда не была там. Парни прошли внутрь, и я шмыгнула следом. Во всяком случае, стоять под дождем ночью на улице в одиночестве – плохая примета.

Зал был выполнен под дерево (но под очень дорогое, надо заметить); царил приятный полумрак. Вдоль стен стояли кабинки, и мы всей компанией прошли в одну из них, где стоял массивный стол, покрытый бордовой скатертью, над ним висела «старая» люстра с кисточками, явно дизайнерская. Интересно, почему это дорогое заведение работает круглосуточно?..

Мы расселись и уткнулись в меню.

POV Ятена

Я плюхнулся на стул, не особенно соображая, схватил список блюд. Слова расплывались перед глазами, и когда официантка подошла, чтобы сделать заказ, я попросил только кофе. Злость, мерзкое чувство предательства не давали мне расслабиться, я пытался отвлечься, но ничего не получалось. Ну и как же мне садиться за руль в таком состоянии? Я размозжу голову о ближайший столб и превращу Ягуар в груду металлолома. Вот и все. Конец сказочки.

Тони тоже чувствует себя не самым лучшим образом. Весь потерялся, вон, даже Айно его не занимает. Интересно, зачем он вообще ее притащил? Хотя, судя по ее лицу, она тоже этого не знает. Тогда на тротуаре мне показалось, что ей очень скучно от болтовни Тони (я вот тоже не понимаю, как можно терпеть этот бред?). А впрочем… мне она не мешает. Не капает на мозг, не болтает, не вешается…

- Сколько времени? – спросил я друга, но ответила мне Айно:

- Двенадцать, – глянула она на наручные часики.

- Время еще есть.

- Время до чего? – ляпнула Айно и тут же прикрыла рот ладошкой, заливаясь краской так, что даже при приглушенном свете заметно. – Прости, не мое дело.

Тони уже собрался придумать какую-нибудь отмазку, как я неожиданно даже для себя (а тем более, для Тони) сказал:

- Время до соревнований по стритрейсингу.

Айно округлила на меня и без того большие голубые глаза, но ничего не сказала, а только легко покачала белокурой головой. Знаете, если бы она сейчас наорала на меня, сказала, что я – конченный идиот, я бы и бровью не повел. Но ее жест… просто резанул по сердцу, заставляя почувствовать себя действительно безрассудным тупицей.

- Ты из-за этого поссорился с Тайки? – спросила она меня.

- Не совсем, - почему-то не мог соврать я, - он обещал рассказать все родителям, если не брошу гонки. Это подло.

Я говорил спокойно, не чувствовал себя скованно, хотя впервые с ней разговаривал. Это не похоже на меня. Я не из тех людей, которые раскрывают душу первому встречному. Я даже с некоторым любопытством посмотрел на нее, так, словно впервые видел. У Айно (как и всегда) задумчивый вид, но сейчас она не кажется отрешенной. Эта девушка… даже симпатичная: длинные густые волосы золотистого оттенка, большие голубые глаза, стройная фигура и ноль косметики. Божий одуванчик.

- Знаешь, Ятен, - вдруг сказала она после некоторого раздумья, - не будь с ним резок. Тайки просто очень волнуется за тебя, ты ему дорог. Видимо, он отчаялся отговорить тебя, раз так поступил. Позвони ему, хорошо?

Я внимательно поглядел на нее, и меня почему-то посетила мысль: и почему я раньше с ней не разговаривал? Жаль. Не такая уж она и странная, эта Айно.

Когда мы вышли на улицу, уже был час ночи. Я сел за руль, Тони - рядом со мной, а Айно - на заднее сидение. Я отвез друга домой (Тони с волнением пожелал мне удачи), а потом поехал к дому девушки. Мы молчали всю дорогу, но молчание не было тягостным. Когда Айно вышла из Ягуара, то чуть помедлила закрывать дверцу и спросила:

- И как ты поступишь?

Я посмотрел на яркие огоньки фонарей и окон, на серый силуэт дерева у дороги, а потом повернулся к девушке. И улыбнулся:

- Поеду.

Айно усмехнулась и, закрыв дверцу, быстро скрылась в подъезде старенькой многоэтажки. Я завел мотор и поехал дальше.

Теперь все будет по-другому.

POV Минако

Я заскочила в подъезд и еще долго не могла отдышаться. Сердце немыслимо билось в груди, и хоть я намерзлась и намокла за этот вечер, не чувствовала усталости. Перед глазами все стояла его усмешка и блестящие зеленые глаза. Не из мечты. Из реальности.
 
сообщение 28.03.2016, 19:08
Сообщение #8
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



1. Неспокойно


Что молчишь? Что ты прячешь улыбку?
Что же смотришь подолгу в окно?
И рукою дрожащею, зыбкой,
Мнешь скатерки простой полотно?

Что румянец лицо твое красит?
Что забрезжил в глазах огонек?
Ты не знаешь?.. Скажу без прикрасы,
Только черствый тебя не поймет.

Только тот, кто любить не умеет,
Не умеет грустить и страдать.
Равнодушный. Снобизмом болеет
И не знает, как жить и мечтать.
 
сообщение 28.03.2016, 19:08
Сообщение #9
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



1. Почти Супергерой


POV Ятена

Я ехал навстречу мигающим фонарям по пустынной дороге. До начала гонок – каких-то десять минут. Я не спешил. Теперь это уже неважно. И Тайки, и Айно правы – я должен остановиться, иначе какой-нибудь столб или стена рано или поздно остановят меня. Есть разница, черт возьми!

Я спокойно завернул в сторону квартиры Тони. Вряд ли этот тип сейчас спит, хотя уверен, как только заявлюсь к нему, мой приятель попытается сделать вид, что совсем и не беспокоился. Нет смысла сейчас ехать домой – только родителей напугаю, с Сейей и Тайки можно поговорить и завтра (то есть, уже сегодня). Я чувствовал удивительное спокойствие, к которому так долго стремился. Может, потому, что наконец поступил по совести?

Я полностью расслабился на сидении и сосредоточился на дороге, и хоть меня уже не ждал заветный скрип шин и мерцание гоночных красавиц в свете фонарей, я уже ни о чем не жалел.

Вдруг мое внимание привлекло странное движение на темной обочине, освещенной смазанным светом фонарей: силуэты нескольких людей метались туда-сюда. Я притормозил. Конечно, дело не мое, но мало ли какие проблемы бывают? Я высунулся из машины:

- Эй, ребята! Помощь нужна?

Метание приостановилось, а потом один из двух силуэтов (по фигуре – плотный мужчина высокого роста) грубо рыкнул в мою сторону:

- Вали, пока цел, - и дернул рвавшуюся из его рук девушку (опять, различил только по фигуре); она жалобно заскулила, слабо пытаясь вырваться.

Как назло – никого рядом. Ну, нет. Я, конечно, не Супермен, но пройти мимо такого может либо конченый урод, либо трус, либо бездушный. Я вышел из автомобиля и приблизился к парочке:

- Ты, дружище, оставил бы девушку в покое, - я старался говорить спокойно, но адреналин уже вовсю бил в висках; наивное сердце верило, то все еще может кончиться миром.

- Слушай, малец, не нарывайся. Это наше дело, - низким, угрожающим тоном прошипел незнакомец.

Подойдя к ним ближе, я действительно заметил, что рядом с ним я – просто хиляк, которого накроют одним ударом. Но не давать же задний ход? Пути назад нет, и все инстинкты самосохранения тут же слетели с катушек.

- А мне кажется, что это и мое дело, - голос смелее, чем я сам.

Я сделал резкий выпад, отчего мой противник шарахнулся в сторону, и дернул на себя девчонку. Однако эффект неожиданности пропал, мужик тут же грубо оттолкнул девушку, и она с визгом повалилась на асфальт. Больше я ее не слышал. Скажу без приукрашивания, теперь я меньше всего интересовался ею: мой мозг напрягся до предела, а чувства обострились. Неверный шаг – и я на земле. Мне так не хотелось.

Я старался изо всех сил, все-таки я меньше, а значит, проворнее, но этот урод умудрился схватить меня за хвост, и я согнулся под градом тяжелых, методично-расчетливых ударов в живот. Дыхание сбилось, боль остротой разлилась по телу. Я чувствовал, что уже не борюсь, а просто сжимаюсь от ударов, которые теперь вспыхивали и на спине, и на лице. Боль. Влажный от дождя асфальт, царапающий мою щеку. Пустота.

Я понял, что сегодня не вернусь домой. Простите.

POV Минако

Я плохо спала в ту ночь и сейчас в почти бессознательном состоянии лужицей расползлась по последней парте. В классе творилось что-то невообразимое: весть, что я «отрывалась» в ночном клубе, быстро разлетелась по классу, и ко мне то и дело подходил какой-нибудь соученик, чтобы хлопнуть по плечу или просто перекинуться парой фраз. Как будто я «своя». Вот бред. Тоже мне. Придумали сенсацию.

Но меня это волновало мало. Я все ждала, когда в двери покажется белобрысая голова Ятена Коу, и он усядется на свою первую парту. Но он все не приходил, хотя всегда успевал за десять-пятнадцать минут до начала урока. Вот и Сейя с Тайки уже тут. И Ледук. Но где же Ятен?

Прозвенел звонок на урок. Сон как рукой сняло, в душе разрасталась тревожность. Я не слышала ни слова, о чем вещала миссис Тиоко. Я смотрела то на пустующую первую парту третьего ряда, то на возбужденно переговаривающихся Сейю и Тайки, то на белого как мел Тони, уткнувшегося уже которую минуту в учебник, но не перевернувшего еще ни одной страницы.

Наконец, бесконечная алгебра закончилась, я захлопнула девственно белую тетрадь и пулей помчалась к Тони, но меня опередили близнецы Коу. Я встала неподалеку, вслушиваясь в разговор.

- Где Ятен? – в нервической злости прошипел Тайки, крепко хватая Ледука за плечо, будто тот пытался вырваться.

- Я не знаю, - почти жалко ответил Тони, смахивая крепкую руку близнеца.

- То есть как? - напряженно спросил Сейя, удерживая брата успокаивающим жестом руки.

- Я ждал его, но он не вернулся, - голос приятеля Ятена почти звенел.

Тут «успокоительный жест» Сейи перестал всячески действовать на взбесившегося Тайки, и тот за грудки притянул к себе бедного Ледука, так, что они практически соприкасались лбами.

- Если с ним что-то случилось, - угрожающе прошипел Коу, - я тебя на тот свет отправлю, понял? – и отпихнул от себя Ледука с презрительной миной, будто боялся запачкаться.

Близнецы быстро собрали свои сумки и выскочили из класса. Я подбежала к Тони, который находился в предобморочном состоянии, чуть не силой усадила его на стул и села рядом. Я сама была готова упасть в обморок, но держалась из последних сил.

-Рассказывай, - неожиданно жестко приказала ему я, но тот лишь жалко покачал головой, хватаясь за волосы.

Я положила руку ему на плечо, но не так, как это сделал Тайки, а мягко, успокаивающе. В конце концов, я и сама готова взвыть от отчаяния.

- Это я виноват, - придушенно проговорил Тони. – Я дал ему машину. Он не хотел на гонки.

- Он и не поехал на гонки, - убежденно возразила я; я не знаю, откуда была эта уверенность, но Ятен не собирался больше заниматься стритрейсингом. – Он ехал или к тебе, или домой.

- Откуда ты знаешь-то?! – неожиданно взорвался Ледук, но тут же снова уткнулся лицом в ладони.

- Знаю, и все, - отрезала я. – Нам нужно найти его.

- Интересно, как? – язвительно спросил Ледук, но принялся собирать вещи.

Я тоже быстренько кинула тетради и ручки в рюкзак, и мы за несколько минут до звонка вышли из школы. Я не знала, как, где мы будем разыскивать Коу, но не могла просто сидеть и ничего не делать. Сердце сковало тревогой. Но надо делать, делать хоть что-нибудь! Я буду бегать с его фотографией по городу, обзванивать больницы и (о, Господи!) морги, но не сидеть на месте. И похрен, что я ему – никто. Он для меня – слишком многое. И это все решает.

Мы с Тони просто шли по людному тротуару, не говоря друг другу ни слова. Каждый в своих тревожных мыслях. Солнце снова жарило Токио, явно насмехаясь над нашим смятением.

- У тебя дома кто-нибудь есть? – вдруг спросила я.

- Мать после пяти придет.

- А телефон?

- Что – телефон?

-Телефон в доме имеется? – нетерпеливо тряхнула головой я.

Ледук кивнул.

- Тогда идем к тебе и обзваниваем больницы.

Наверняка этим занималось уже все семейство Коу, но мне было просто необходимо найти его. Плевать на то, что мне будет за пропущенные уроки. Плевать.

Мы пришли к Ледуку, он искал в справочнике номера всех больниц, а я звонила. И после каждого «У нас такого не поступало» что-то колко екало в сердце и тревожно сжималось в груди.

Наконец, мне сказали, что некий Ятен Коу был найден в пять часов утра в бессознательном состоянии на обочине дороги. Его, видимо, сильно избили: на теле и лице множественные гематомы (пока неизвестно, как насчет внутренностей), одно ребро сломано, но в целом состояние далеко от критического.

- А вы, собственно говоря, кто? – вдруг поинтересовался словоохотливый фельдшер.

- Я? – опешила я. – Од-одноклассница.

Да, действительно, кто? Никто. Так, случайный человек, к тому же сентиментальная дурочка, вот кто! Но мне стало удивительно легко хотя бы от того, что жизнь Коу вне опасности.

- Эй, Минако, - тихонечко толкнул меня в плечо Тони, я, видимо, так и зависла в своих мыслях с трубкой в руках, - как там Ятен?

Я пересказала ему наш разговор с фельдшером. Тони тоже несколько оживился, а потом снова стал хмурым.

- Мать мне голову оторвет, - мрачно сказал Ледук.

- За что это? – не поняла я. – Не думаю, что Ятен сдаст тебя твоей матери.

- Не в этом дело. Если Ятена нашли избитым у обочины, не думаю, что открытый Ягуар преспокойненько стоит там же.

Что правда, то правда.

-Нужно заявить о пропаже как можно скорее, - предложила я очевидное. – Хотя от гнева матушки тебя это не спасет.

- Ну и черт с этим Ягуаром! - неожиданно обозлился Ледук, но потом спокойно добавил: - Ятен жив-здоров, хоть за это спасибо.

Мы договорились встретиться завтра после школы и вместе сходить к Ятену в больницу. Он не спрашивал, почему я волнуюсь за чужого мне человека, но, думаю, это и так очевидно. Нет, я не влюблена. Но Ятен очень дорог мне. Вот и все. Я приплелась домой, когда все занятия были давно закончены. На приветствие мамы и бабушки отозвалась вяло, сразу прошла в свою комнату и ничком рухнула на кровать, забываясь в тягучем сне.

***

- Что это с ней? - Имичи с тревогой смотрела, как за дочерью закрывается дверь.

Бабушка только пожала плечами.

Что ж вдруг стало с их Минако? Сначала этот ночной клуб, потом задержки. А вот сегодня позвонили из школы и сказали, что Минако и еще трое молодых людей самовольно ушли после второго урока. Имичи не хотела скандалов. Она сама поговорит со своей дочкой, и все встанет на свои места, как и раньше. Но когда женщина зашла в комнату, то Мина крепко спала прямо поверх одеяла.

Что же произошло?

- Может, она просто начала взрослеть? – предложила Арита, успокаивая встревоженную мать.
 
сообщение 28.03.2016, 19:09
Сообщение #10
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



1. Принц-подделка (часть 1)


Ятен лежал на своей кровати, тупо глядя на белоснежный потолок, не шевелясь. Иногда его сосредоточенный взгляд падал за окно, из которого были видны лишь редкие верхушки деревьев и серое сплошное небо, но не задерживался там надолго. Совсем не хотелось лежать здесь и дожидаться своей участи, но вряд ли он сейчас бодро вскочит и побежит домой. Парень едко скривил губы. Сам виноват. Нечего было строить из себя героя. То же мне, защитник униженных и оскорбленных нашелся… Да еще бы ничего, если бы он спас эту девчонку, так тупо потерял сознание от боли! Как глупо… И что теперь он скажет родителям?

С одной стороны, он боялся этой встречи, с другой – хотелось с полнейшим безразличием вынести все, что он всхлопотает за ночное гуляние. Даже суровое молчание отца и разочарование в его глазах.
Ятен всегда боялся своего отца; боялся лишний раз насолить ему, сказать что-то не так. Фрэнк Коу никогда не поднимал голоса, никогда не действовал физически, но его низкий суровый тон был лучше порки, а молчание – сильнее крика.

Маленький Ятен старался быть во всем хорошим, лишь бы заработать одобрительный кивок отца. Так он старался поступать и сейчас, хотя непокорный характер не раз заставлял его противоречить и идти наперекор. Но Ятен сдерживался, потому что безумно уважал Фрэнка. А сейчас все рушилось. Он чувствовал, что сегодня все сломается, разлетится вдребезги и не устаканится никогда. Сегодня его отец узнает о стритрейсинге, и тогда…

Дверь в палату распахнулась, и в комнату влетела заплаканная женщина; она тут же подбежала у постели Ятена и разрыдалась, беспомощно сжимая руки парня:

- Сынок, - всхлипывая, шептала она, с материнским беспокойством оглядывая сына. – Слава Богу, ты жив!

Ятен жалостливо сжимал хрупкие плечи матери, втайне ненавидя себя за причиненную ей боль. Он даже не заметил, как в палату вошел отец, Сейя и Тайки беспокойно мялись у двери. Наконец, юноша увидел мощную высокую фигуру Фрэнка Коу, его сцепленные за спиной ладони, прямой непроницаемый взгляд карих глаз, плотно сжатые губы, выглядывающие из-под темной поросли недлинной бороды. И Ятен снова чувствовал себя пятилетним мальчиком, попавшим в немилость отца. Бледнея, парень отстранил мать и прямо посмотрел на родителя.

- Ну, здравствуй, сын, - сурово, бесстрастно проговорил Фрэнк, не меняя позы. – Как гонки? Выиграл?

Ятен машинально стрельнул глазами к двери: Тайки стоял белый как мел. «Рассказал. Он все рассказал…» - с ужасом подумал Ятен.

- Нет, - как можно тверже ответил парень.

Ну и кого теперь волнует, что он не был на гонках, что он завязал со стритрейсингом? Он будет оправдываться – отец и ухом не поведет. Фрэнку Коу не нужны оправдания, у него своя правда.

- А что же так? - Фрэнк заходил по комнате, небрежно скользя взглядом по больничным стенам. – Уж если рисковать, то ради победы. Так, сын? - впервые в его голосе заскользила насмешка, которая была хуже пощечины.

- Фрэнк, - попыталась урезонить мужа Алисия, но была остановлена поднятой ладонью.

- Тише, Лис, - Фрэнк остановился и в упор посмотрел на Ятена, - я хочу знать, чего я не дал своему сыну, чтобы он не занимался глупостями. Я, кажется, всю жизнь положил ради него и его братьев. Ошибался, - жесткая усмешка. - Так ты скажешь мне, Ятен, чего тебе не хватает? Почему ты рискуешь жизнью, забыв про слабое здоровье матери, про братьев, про меня?

Ятен молчал. У него был такой вид, будто кто положил на его грудь камень, и он не может дышать.

- Я жду, сын, - настойчиво проговорил Фрэнк. – Я думал, что вы ни в чем не нуждаетесь. Вы путешествуете по миру, учитесь в отличной школе, живете в собственном доме. Вы можете позволить себе любую прихоть. Но тебе мало этого.

Ятен жалко помотал головой.

- Я разочарован, сын, - голос сухой, жесткий, как приговор бесстрастного судьи. С минуту Фрэнк все еще смотрел на Ятена, а потом отвернулся к двери. – Пойдемте, этому герою нужно остаться одному, - и широким шагом он вышел из палаты. Вот так вот. Пять минут. Пять минут родительского участия.

Алисия поцеловала сына в лоб и достала из сумки пакет с домашней выпечкой; в ее зеленых, как у младшего сына, глазах сверкали слезы. Она убрала еду в тумбочку и вышла вслед за мужем. Сейя подошел к постели брата, пожал ему руку, шепнул «Держись!» и тоже ушел. Остался только Тайки. Он несмело приблизился к Ятену:

- Прости. Я хотел, как лучше.

- Убирайся, - только и кинул Коу-младший, бессильно отворачиваясь от брата.

Звук захлопывающийся двери больно резанул по нервам, заставляя юношу чуть ли не взвыть от отчаяния. Он всегда зависел от своей семьи и только от нее. Остальные люди всегда были чем-то чужим и непонятным. Сейчас он лишился этой поддержки. Конечно, его милая, любящая мать никогда не отвернется от сына, Сейя тоже. Даже Тайки. Но вот отец? Его расположение не вернешь так просто.

Что же теперь делать?..

В палату снова открылась дверь, и на этот раз на пороге оказался Тони, а вместе с ним и Айно.

- Ты как? – спросил друг, подходя к постели и садясь на стул; Минако села рядом.

- Хотелось бы, чтобы было получше, - невесело усмехнулся Коу.

- Ты можешь объяснить, что произошло? – в кошачьих глазах Тони сквозило беспокойство.

- Да, - Коу махнул рукой, тут же морщась от боли, - нарвался на геройство. Увидел движение у дороги. Остановился помочь, а там придурок какой-то девчонку держит. Я заступился. Ну, этот бугай меня отколошматил, и вот я здесь, прошу любить и жаловать! – издевательски воскликнул Коу.

Ледук сразу смекнул, что дела у друга много хуже, чем он рассказал. Да и глаза болезненно блестят.

- Давай, выкладывай, - почти требовательно произнес Тони.

Ятен внимательно посмотрел на Минако, будто задумавшись о чем-то, и девушка, тут же смутившись, принялась собираться и уже хотела уйти, прошептав что-то вроде «Выздоравливай», как Ятен почти возмущенно произнес, чтобы не огорчать ее:

- Куда поскакала? Даже пяти минут с больным посидеть не хочешь?

В конце концов, ему не хотелось обижать девушку, которая пришла его проведать, хотя на ее месте должны быть те самые многочисленные приятели, проводившие с ним не один вечер. Эй, ребята, вы где? Ау! Никого нет… В такие минуты ощущаешь себя безнадежно уставшим и одиноким, когда совершенно чужой человек вспоминает о тебе, а недавно такие близкие – нет… Вот и отец ушел, даже не попрощавшись…

Минако снова заняла свое место рядом с Тони.

- Тайки рассказал родителям о стритрейсинге. О вчерашних гонках, на которых я был.

- Но ты же не был на гонках! - возразила Айно, но Ятена даже не смутило, откуда она это знает.

- Не был, - серьезно кивнул парень. - Только вот родители этого не знают и братья, а доказывать моему отцу обратное просто бесполезно. Он уже разочаровался во мне, - Минако видела, как горько дались ему эти последние слова.

- И что же теперь будет? – спросил Тони.

- Не знаю, - с деланным равнодушием пожал плечами Коу. – Может, отправят в какую-нибудь закрытую школу или запрут в комнате до конца моих дней.

Минако сразу стало ясно, что парень просто не желает задумываться об этом.

- А ведь вчера был обычный день, - вдруг вздохнул Ятен, глядя в потолок, - почему же все пошло по накатанной?

- Ну, не может же все быть хорошо, правильно? – философски заметил Ледук, хотя прекрасно знал, что разговорами тут вряд ли поможешь. - У меня вот Ягуар пропал, хотя все не так сложно, как у тебя, но мать расстроится, когда узнает, - по голосу было понятно, что задаст ему маменька еще того леща.

- По-моему, вы доигрались, мальчики, - сказала Минако, поднимаясь со стула; она внимательно посмотрела на Ятена: - Не делай ничего опрометчивого и не изводи себя напрасным самобичеванием. Не поможет. Лучше постарайся поскорее выздороветь и готовься к разговору с отцом.

Девушка повернулась к Тони:

- А мы с тобой идем писать заявление о пропаже, - она решительно улыбалась и, помахав Ятену рукой, вышла из палаты.

- Странная эта Айно, - недоуменно произнес Ледук, глядя на захлопнувшуюся дверь. – Лично я таких еще не встречал.

POV Минако

Я дождалась, пока Ледук распрощается с Коу и выйдет ко мне.

- Ну что, в участок? – спросил он, и я кивнула.

Удостоверившись, что Ятен в относительном порядке, я испытала такое облегчение, словно целую гору с плеч скинула. Да и то, что мой Принц не оттолкнул меня, тоже как-то ободрило. Хотя какой уж тут Принц? Теперь я имею дело с настоящим Ятеном Коу, а не с выдуманным персонажем из моих мечтаний. Неужели жизнь становится интереснее грез?..

Может, я какая-то эгоистка, но мое настроение значительно улучшилось, хотя у Ятена неприятности. Нет, я не радовалась его горю, ни в коем случае. Просто до меня вдруг дошло, что я не разочаровалась в настоящем Ятене. Он такой же смелый и бесстрашный, как и в моих мечтах, а я ведь так боялась пораниться о реальность!..

Пока мы с Тони шли, я непринужденно улыбалась, а Ледук в недоумении поглядывал на меня. Ни серое, недружелюбное небо, ни незавидный повод для похода в участок не могли сбить моей приподнятости. Полицейский участок находился недалеко от моего дома, и я предложила Тони зайти ко мне на чай. К тому же, мы с ним еще не обедали, а время уже ближе к ужину, чем к обеду, так что парень согласился.

Мама была на работе, дома находилась только бабушка. Оно была несколько удивлена тем, что я привела гостя, но радушно усадила несколько смущенного Тони за чай, принялась хлопотать около него: то печенье предложит, то варенье. Меня уж очень забавляло ее поведение.

- Не вы ли водили Мину в клуб? – вдруг спросила бабушка.

- Да, мы вместе были, - ну, это было правда. Практически. Он меня выводил из клуба.

Арита лукаво посмотрела на меня, отчего я вспыхнула. Уж не подумала ли бабушка?..

- Мы с Тони друзья, - ляпнула я, не подумав, и красноречиво уставилась на Ледука; тот смотрел на меня с неприкрытым удивлением. – Так что тут ничего такого нет.

Бабушка хитро посмотрела на пылающую меня, потом на Тони, потом снова на меня, будто наблюдая увлекательную теннисную партию. Она улыбнулась:

- Ну, друзья так друзья, - хотя имела под этим совсем другое.

Мы с Тони обменялись еще более смущенными взглядами.
 
сообщение 28.03.2016, 19:09
Сообщение #11
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



1. Принц-подделка (часть 2)


POV Минако

Но на этом спектакль не окончился. Я даже не представляла, что моя бабушка способна быть такой назойливой. «Честно» поверив, что мы с Ледуком «только друзья», она принялась допытывать у Тони буквально все биографические детали, о которых только можно подумать, и то отчаянно напрягая мозг! За те три часа, что Тони просидел у меня дома, я узнала о нем больше, чем за все годы нашего знакомства (особенно если учесть, что мы с первого года вместе учимся). Естественно, Арита с энтузиазмом тараторила о «любимой внученьке», показывала мои детские фотографии, где я сверкаю беззубой улыбкой или бессовестно мучаю Артемиса, нацепив ему на голову своею шапку с помпоном. Надо отдать Тони должное: он с охотой слушал бесконечные бабушкины рассказы, не зевал, хвалил ее пирожки с капустой, да и просто был мил.

Наконец, пришла моя мама, и бабуля представила ей Тони. По лицу Ариты сразу было видно, что именно этого момента она ждала все это время. Я волновалась так, будто Тони – мой жених, но я ведь раньше не водила молодых людей к себе в гости. Откровенно говоря, кроме Адоры в моей квартире никого не было. Но я зря волновалась: и это знакомство прошло без сучка, без задоринки. Теперь на Ледука посыпался ряд вопросов от моей матери, но долго я мучить парня не стала и уволокла его из квартиры, мол, мы пойдем гулять. Господи! Мы еще минут пятнадцать прощались у двери, бабушка еще раз десять попросила Тони заходить в гости, а когда, наконец, дверь в квартиру закрылась, я громко с облегчением вздохнула.

- Прости, Тони, - молитвенно сложила ручки я, когда мы вышли из подъезда и пошли по направлению к его дому. - Я и не знала, что тебя воспримут чуть ли не моим возлюбленным.

Ледук рассмеялся, глядя на меня:

- Брось, твоя бабушка - просто прелесть. И у нее самые вкусные пирожки, которые я когда-либо ел, - по его улыбающимся глазам я поняла, что он не лукавит.

- О, если тебе так понравилась моя бабушка, можешь ее осчастливить: просто заходи к ней иногда. Так уж и быть, - я состроила высокомерную рожицу, - я поделюсь с тобой своими пирожками.

- Какая честь, - Ледук встал передо мной в полупоклоне и тут же язвительно фыркнул: - Скоро твоя бабушка будет печь для меня, и уже я буду с тобой делиться.

- Еще чего! – возмутилась я.

Так мы, весело переругиваясь, шли по оживленному тротуару и болтали о всяких глупостях. Я даже не представляла, что я могу так орать на всю улицу, размахивать руками, объясняя нечто увлекательное, и с интересом слушать. Тони оказался на редкость замечательным собеседником, когда был просто самим собой, а не корчил из себя Дон Жуана. Так мы дошли до его дома, а потом снова повернули назад.

- Лично мне неловко, что меня провожает девушка, - заявил он мне, и мы опять свернули к моей квартире.

Домой я вернулась бодрая, веселая, мне даже было до лампочки на мамины и бабушкины понимающие улыбки и взгляды в спину. Что они подумали? Какая разница?! У меня было эгоистично-хорошее настроение, вот и все.

***

Я привычно уселась на свою парту, машинально поглядела на пустующее место Ятена, хотя прекрасно знала, что он в больнице и вернется только через неделю. День начинался как обычно. Я тихо сидела на своем месте, стараясь не привлекать к себе излишнего внимания (одобрительные улыбки одноклассников, как и их язвительные насмешки, в равной степени сбивают меня с толку). Приготовила тетради и учебники, посмотрела за окно, все еще открывающее вид на грязные взлохмаченные облака…

Но мое внимание привлек нарочито громкий голос Азалии (только у нее такой противный писк), с увлечением рассказывающей что-то кучке зевак. Девушка сидела на своей парте, остальные, кто подтащив стул, кто стоя, собрались вокруг нее. Меня не интересовали ее сплетни, которые, конечно, приправлены скудной фантазией рассказчицы, но кое-что резануло слух. Моя фамилия. Айно. Мало ли людей с такой фамилией? Но я на уровне подсознания понимала, что речь идет именно обо мне, а не о ком-то другом. Я открыто посмотрела на Азалию. Заметив то, что я в упор гляжу на нее, Зали стала говорить еще громче:

- Нет, вы представляете, - манерно язвила девица, - идут, голубки, на всю улицу хохочут. В двух метрах от меня прошли и даже не заметили. Конечно, - она заговорщически понизила голос, но так, чтоб было всем слышно, а в первую очередь мне, - они были так увлечены друг другом… дела амурные… - слушатели в лице моих одноклассников весело загоготали.

Я вся сжалась, чувствуя, как краснею до корней волос, и лихорадочно принялась искать глазами Тони, но тот еще не пришел.

- А у Ледука-то дурной вкус, - мерзко захихикала Азалия, глядя на меня из-под опущенных ресниц, - позарился на эту забитую.

Внутри меня что-то щелкнуло и затихло. От гнева стало трудно дышать. Я даже не заметила, как встала со своего места, сжала кулаки и пошла прямо к Азалии под оглушительную тишину и несколько удивленных вздохов моих одноклассников. Зали нагло глядела на меня, гнусно ухмыляясь. Неожиданно для всех я улыбнулась (Зали аж перекосило от изумления) и сладко протянула:

- Ядом не захлебнись, Буренка. На меня-то хоть Ледук позарился, а тебя Коу киданул. Так что захлопни варежку и дыши глубже, детка, - еще раз мило улыбнувшись, я прошествовала на свое место и снова с безразличным видом уставилась за окно.

Тишина стояла неприлично долго, нарушить ее смог только звонок, который немного растормошил ребят, и те стали оживленно переговариваться. Естественно, обо мне. Я намеренно не смотрела на Азалию.

Спустя минуту в класс залетел запыхавшийся Тони и радостно уселся на свое место, ибо опередил-таки нашего физика и обойдется без замечаний. Его появление вызвало новую волну перешептываний, но он не обратил на это внимания. Не знаю, откуда появилась стерва внутри меня, но я встала из-за своей парты и подошла к Тони:

- Доброе утро, - проворковала я, демонстративно поцеловала его в щеку, тряхнула волосами и уселась к себе.

Замерли все: Тони с перекошенным от удивления лицом, одноклассники и старенький физик, который резко застрял на пороге. Несколько секунд спустя он судорожно кашлянул в кулак, привлекая внимание детей, нетвердо дошел до стула и сел. И потянул свой монотонный сказ о фотонах, ультрафиолете и инфракрасном излучении…

***

Весь день я ходила с невозмутимым лицом, стараясь сохранить произведенное впечатление, но, на самом деле, эта игра надоела мне уже к концу третьего урока. Я всячески избегала Тони, чтобы не разорался на меня при всех за потерянную репутацию (ведь я всего лишь «странная Айно», не более), но он-таки поймал меня на школьной площадке перед последним уроком, когда я уселась под дерево на скамью, подальше от чужих глаз.

- Так, - сходу начала я, только завидев направляющегося ко мне парня, - я сейчас тебе все объясню.

- Уж пожалуйста, - кивнул Ледук без всякой злости; он сел на скамейку рядом со мной.

- Зали вчера видела, как мы с тобой гуляли.

- И что? – не понял Тони.

- Ну и разболтала всем, будто мы парочка, поливая при этом грязью и тебя, и меня. Я не выдержала и ответила этой Буренке так, что та чуть собственным языком не подавилась. Я решила уж совсем добить ее, поцеловав тебя при всех.

- Вот уж не ожидал от тебя такой прыти! – изумился Ледук, хитро улыбаясь. - Никогда не слышал, чтобы ты реагировала на чьи-то шуточки в свой адрес.

- Да я и сама не знаю, что толком на меня нашло, - призналась я.

- А знаешь, что?! - Тони вдруг вскочил со скамьи и потянул меня за собой. – Пусть нам потом будет хуже, но спектакль требует достойного финала.

Ничего толком не разобрав, я покорно шла за ним, не пытаясь вырвать свою руку из его ладони. Тони бодро шагал по площадке, заискивающе глядя по сторонам, пока не заметил кого-то и не пошел в сторону компании. Уже оказавшись в двадцати метрах от ребят, я заметила Азалию, которая с недоумением глядела на нас. Черт, что ты там задумал, Тони Ледук?!

- Привет, ребята, - широко улыбнулся Тони, оглядывая компанию. – Никуда сегодня не собираетесь?

- Нет, только в понедельник, - отозвался Ютоки, высокий рыжий парень со шрамом на щеке.

- Вы не против нашей компании? – Ледук собственническим жестом притянул меня к себе и обнял за талию; все собравшиеся с неприкрытым удивлением уставились на нас.

У меня было ощущение, словно кто-то посадил меня на ежа.

- Тогда мы с Миной присоединимся к вам. Бывайте, - мы с Тони развернулись и в обнимку пошли от застывших одноклассников.

Когда мы отошли на приличное расстояние, Ледук убрал руку с моей талии.

- Блин, Тони, - хлопнула я себя по лбу. – Теперь же каждая собака будет знать, что мы якобы встречаемся.

- Это стоило сделать хотя бы ради выражений их лиц, - и он похоже скопировал морды-кирпичи наших одноклассников, я невольно улыбнулась.

- Нет, ты не понимаешь серьезности ситуации, - я досадливо поморщилась, вспоминая о Ятене.

- Ой, не нуди, - попросил Ледук, беззаботно посвистывая, - ты все слишком близко к сердцу принимаешь. Как начали встречаться, так и расстанемся.

- Как все для тебя просто! – решила повредничать я. – Подумаешь, решили – повстречались – расстались.

- Минако, - он посмотрел на меня, как на глупого ребенка, - это жениться один раз надо, а проводить время… - он не закончил и сел на свое место.

Я и не заметила, как мы добрались до класса! Мне вспомнились слова Ятена: «Почему же все пошло по накатанной?» Из школы мы с Тони ушли за ручку. Будь, что будет! Я ввязалась во второю авантюру в моей жизни.

POV Ятена

Белые, до тошноты ровные больничные стены и противный запах хлорки. Как же я ненавижу это место! Хочется взвыть от того, что нельзя бросить все и уйти, к чертовой матери. Неожиданно зазвонил телефон. Ютоки. Ого, с чего бы это? Я поднял трубку.

- Привет! Ты как? – сходу спросил одноклассник.

- Уже лучше, - ответил я; не знаю, что там наплели братья о причинах моего отсутствия.

- Когда вернешься?

- Ну… - и для чего ты мне звонишь? Выкладывай! Уж не узнать же о моем здоровье, в самом деле!

– Хочешь, новость расскажу?

Господи, кто сказал, что мужчины не сплетничают?

- Валяй.

- Ледук и Айно стали встречаться! - с неприличным для парня восторгом выдал Ютоки.

- Чего? – не врубился я. – Что за бред?!

- Ага, бред! – взахлеб возразил парень. – С утра она его поцеловала, весь день они за ручку проходили и вместе ушли.

Ничего не понимаю. Еще вчера они не встречались, сегодня – целуются. Или дружок прятал от меня роман с Айно? Зачем?.. Я что-то промямлил в трубку и нажал «отбой». С каких это пор Ледук от меня что-то скрывает?

Дверь открылась, а на пороге стояла моя сладкая парочка. Ну что, ребятки, начинаем разбор полетов?..
 
сообщение 28.03.2016, 19:10
Сообщение #12
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



1. Беда не приходит одна (часть 1)


POV Ятена

В палату зашли Тони и Айно, и в их лицах я не увидел ничего, что бы могло говорить об их чувствах друг к другу. Они, как и всегда, уселись на стулья около моей кровати. Ни ручку украдкой пожать, ни кинуть мимолетный взгляд. Вот это конспирация!

- Ну, как дела? – бодро спросил Тони, протягивая мне пакет с апельсинами-мандаринами, от которых у меня уже ломилась тумбочка, но я послушно принял передачу.

- Хреново, - признался я. – Давно бы деру дал, если бы не предки. Не хватало еще и тут проштрафиться.

Ледук только пожал плечами, мол, сиди теперь и терпи, никуда не денешься.

- А у вас как дела? – я намеренно подчеркнул «вас», но результата не последовало абсолютно никакого. Они что, и дальше меня за отсталого держать собираются?! - Ягуар нашелся?

- Не все так быстро, - хмуро протянул Ледук, - по крайней мере, отсутствие дурных новостей - тоже хорошая новость, - оптимистично закончил он.

- Матери сказал?

- Нет. Скальп снимет, - снова помрачнел он.

- Ну, если я буду при этом присутствовать, то не снимет, - хитро прищурилась Айно. – Не будет же она при мне расчлененку устраивать.

- А это мысль, - просветлел Тони, позабыв, что какие бы ни были у них отношения с Айно, она не вечно будет рядом с ним. – Заодно и уроки у меня сделаем.

Ох, как у них все далеко зашло!.. Уже уроки вместе делают, с родителями разбираются… Как мило! Насколько я знаю, Тони не приводит девушек домой, а выбирает нейтральную территорию. А тут…

- Эй, ты чего так смотришь? – удивился Ледук.

- А вы ничего не хотите мне рассказать? - спокойно спросил я, поглядывая то на друга, то на девушку.

Они переглянулись.

- Что, например? - нервно спросил Ледук.

- Ну, к примеру, то, что вы встречаетесь.

Наконец-то хоть какая-то реакция! Айно густо покраснела, а Ледук побледнел – верный признак того, что он волнуется.

- Ну… - приятель задумчиво почесал затылок. - Это довольно странная история.

- Я никуда не тороплюсь, - саркастично усмехнулся я.

Тони вздохнул:

- Мы не то чтобы встречаемся…

- Точнее, не встречаемся вообще, - отрезала Айно.

- Да, - кивнул сам себе Ледук, смущенно кашлянув. - Но все думают, что мы встречаемся, а на самом деле, мы не встречаемся… Вот, - красноречиво закончил Тони свой сумбурный рассказ и затих.

Я перевел взгляд на Айно и выжидающе приподнял бровь. Может, хоть она сможет что-то объяснить? Девушка, не особенно обрадованная перспективой разъяснять все мне, тоже смущенно прокашлялась:

-Мы с Тони гуляли. Нас увидела Азалия и разболтала всем, будто мы стали встречаться. Я рассердилась… ну, выговорила ей… Тони мне подыграл. В общем, все уверены теперь, что мы пара.

- А целоваться зачем? – полюбопытствовал я, испытывая почти неприличное удовольствие от того, насколько они неловко себя чувствуют.

Айно стала просто бордовой.

- Ой, Господи, ну чмокнула в щечку – разве это поцелуй? - беззаботно махнул рукой Тони.

Я снова посмотрел на этих двоих, словно на потенциальных преступников. Ну нет, не все так просто. То нервные сидят, то непринужденно улыбаются.

- Любовь любовью, - Тони озорно подмигнул Айно, отчего та возвела глаза к потолку. – Но ты лучше расскажи, как твое самочувствие.

Ага, еще и стрелки переводим.

- По-моему, ты уже спрашивал, - усмехнулся я; пусть не думает, что я купился на его дешевый трюк.

- Когда выписывают? – пришла на помощь любимому Айно.

- В следующую среду обещали. Только никакой гарантии нет, что я выберусь на свободу.

Скорбно помолчали. Лично я не надеялся увидеть свет божий, как минимум, до совершеннолетия.

- Все, не впадай в меланхолию, - Тони улыбнулся своими кошачьими глазами. – После сегодняшнего разговора с мамой я к тебе присоединюсь. Вместе веселее!

- Мда, утешил, - хмыкнул я. – Вместо одного больного будет два.

- Авось прорвемся, - вздохнула Айно. – Что вы, в самом деле, раскисли раньше времени? Да, поводов радоваться не особенно много, но и изводить себя нет смысла.

- Откуда ты такая умная взялась? – иронично хмыкнул Тони.

- Тебе объяснить, откуда берутся дети? - невозмутимо парировала Айно, и Тони прыснул.

- Так, - поставил точку я. - Валите-ка вы отсюда, разбирайтесь с родней. Тони, я жду тебя на соседней койке!

Ледук кивнул, улыбнулся и вместе с Айно вышел в коридор. А я так и не понял – есть между ними что-то или нет?..

POV Минако

Мы вывалились в коридор.

- Фух, - Тони картинно вытер несуществующий пот со лба, - и кто успел наплести об этом Ятену?

- Кто угодно, - буркнула я. – Я тебя предупреждала.

- Интересно, он нам поверил? У него был такой вид…

- Надеюсь, поверил, - вздохнула; мне совсем не хочется, чтобы Коу считал меня только девушкой своего друга, откровенно говоря.

- Эй, смотри, - Тони дотронулся до моего плеча.

- Что? – я повертела головой.

- Вперед смотри, - прошипел Ледук.

Если бы не Сейя и Тайки, я бы не поняла, что такого мне хотел показать Ледук. Прямо нам навстречу шла семья Коу: близнецы, хрупкая невысокая женщина в темно-зеленом костюме и высокий, статный мужчина с бородой; он шел так уверенно и твердо по больничному крылу, словно по своей вотчине. У меня появилось какое-то странное желание шмыгнуть в первый попавшийся кабинет.

Семейство быстро приближалось к нам, а когда мы пересеклись, то поздоровались друг с другом. Неожиданно мужчина остановился:

- Молодой человек, - обратился он к Тони. – Позвольте вас на минутку.

Тони беспокойно глянул на меня и отошел. Мать и братья Ятена прошли дальше по коридору, неловко опустив глаза. Разговор не занял и минуты: кивнув мне напоследок, Коу удалился, широким шагом преодолевая расстояние до палаты Ятена.

- Что он тебе сказал? - я подбежала к бледному Тони; тот болезненно наморщил лицо:

- Вежливо попросил оставить Ятена в покое.

- То есть как? – опешила я.

- Он сказал, что в курсе, кто давал Ятену машину для гонок, и заметил, что я должен благодарить его за то, что он не позвонил моему отцу и не рассказал, чем занимается его сынок, - Ледук зло прищурился: - Будто этому кретину есть дело, чем я занимаюсь!

Ну, я немного знала его семейную ситуацию и отношение к отцу.

- И ты откажешься от Ятена?

- Если только он не откажется от меня под воздействием папочки, - горько усмехнулся Тони. - А у меня не так много друзей, чтобы разбрасываться ими направо и налево.

- Неужели Коу может перестать с тобой общаться? – не могла уняться я. – Быть того не может!

- Ты не знаешь его семейку, - мы вышли из больницы и направились в сторону его дома. - А точнее, насколько отец всем верховодит. Ни Алисия, ни Ятен, ни Тай с Сейей и чихнуть без его разрешения не могут. Абсолютная монархия.

Вот это да!.. А Ятен всегда мне казался таким независимым, таким свободным!

- Для Ятена Фрэнк – авторитет, первое лицо, - продолжал Тони. – Не скажу, что он выбрал плохого кумира. Фрэнк всего в этой жизни добился сам. Но этот тотальный контроль… меня бы он подавлял.

И все-таки мне не хотелось верить, что Ятен способен послушать отца и отказаться от друга. Конечно, я слишком мало знаю Коу, но…

- Давай на автобус, - Тони указал на остановку, забитую людьми, - а то до рассвета не доберемся.

Мы сели (ну, не совсем сели, скорее, втиснулись) в набитый народом автобус. Уже на половине пути Ледук пожалел об этой затее: было дико душно и тесно, поэтому когда мы, изрядно потрепанные и лохматые, вывалились на нужной остановке, то с неимоверным облегчением вздохнули.

- Мне кажется, я предпочитаю пешие прогулки, - заявил Тони, и я рассмеялась:

- Полностью разделяю твое увлечение.

Но чем ближе мы оказывались к квартире парня, тем молчаливее и задумчивее он становился. Хотя мне кажется, что Ледук – именно тот человек, который в любой ситуации видит хоть частичку оптимизма.
Мы поднялись к нему. Дверь была не заперта. Ледук пропустил меня вперед и зашел сам:

- Мам, я дома! – проорал он мне прямо в ухо, стаскивая ботинки.

Я обула кинутые мне красные потертые тапки, державшиеся на добром слове и еще Бог знает каких молитвах, и, потирая ухо, прошла за Тони по узкому темному коридорчику, обклеенному незавидными коричневыми обоями. Миссис Ледук стояла у плиты и что-то энергично помешивала в кастрюльке. Тони чмокнул ее в щеку и повернулся ко мне:

- Мам, это Минако, моя подруга, - та улыбнулась и кивнула, я улыбнулась тоже:

- Здравствуйте.

- Вы из одного класса? – спросила миссис Ледук.

- Да.

- Помню, просто решила уточнить, - она вытерла руки о передник и заправила выбившуюся прядь темных волос за ухо. – Все та же голубоглазая девочка с красным бантом.

Я почему-то смутилась, глядя в ее усталые карие глаза, утомленное, рано потерявшее свежесть и молодость лицо, но все же очень доброе.

- Мы пойдем делать уроки, - объявил Тони и потянул меня из крошечной кухни.

- Я вас на чай позову.

Мы пошли в его комнату. Тони смущенно собрал в охапку груду своих вещей и затолкал их в шкаф, освобождая мне кресло у старого, облупленного местами стола, сам приволок себе табуретку. Мы разложили учебники и принялись за уроки. Я писала на листке, чтобы потом дома скопировать все записи, но не могла сосредоточиться. Я видела, что Тони сильно волнуется: карандаш дрожит в руке, допускает глупые ошибки.

- Не волнуйся, все будет нормально, - сказала ему я, и он чуть улыбнулся.

- Идите пить чай! – позвала нас миссис Ледук, и мы вышли в кухню.

На столе уже стояли три чашки, вазочка с печеньем, батон, масло и сахарница. Мы расселись. Тони сел рядом со мной напротив матери. Первое время мы разговаривали о всяких пустяках, но неожиданно Тони сказал:

- Мам, мне нужно кое-то тебе сказать, - я невольно отложила кусочек печенья.

- И что же? - женщина продолжала намазывать бутерброд.

- У меня угнали Ягуар, - выдохнул парень.

Женщина поставила чашку на блюдце.

- Когда? - удивительно безэмоционально и холодно спросила она.

- Несколько дней назад. Я уже подал заявление.

- Ну и где ты его оставил? – ее голос был абсолютно ровен.

- Недалеко от торгового центра.

Миссис Ледук вздохнула:

- Мда, Тони. Ты всегда был беспечен и в грош не ставил машину. А ведь это не игрушка! Я-то думала, что хоть что-то у тебя на окончание школы стоящее будет, - она говорила скорее устало, чем раздраженно. – Отцу говорил?

Тони скривился:

- Тогда я скажу, - женщина встала и вышла из кухни.

- Ты как? – спросила я.

- Лучше, чем ожидал, - хмыкнул он. – Только вот отцу говорить ничего не стоило.

- Может, он решит твою проблему.

- Он и есть моя проблема.
 
сообщение 28.03.2016, 19:10
Сообщение #13
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



1. Беда не приходит одна (часть 2)


POV Минако

В кухню снова вошла мать Тони:

- Он хочет с тобой поговорить.

Парень нехотя взял трубку. За весь разговор – я бы сказала, монолог – он не сказал ни слова, только лицо его озлобленно окаменело, такое ощущение, будто он изо всех сил сдерживается, чтобы не выдать грубостей.

- Он хочет приехать повоспитывать, - презрительно скривился Ледук, бросая телефон на стол. – Нашелся воспитатель.

- Он - твой отец, - строго проговорила миссис Ледук, изменяя своему спокойствию.

- Он мне никто, - холодно ответил Тони.

Мне очень хотелось испариться, только бы не вмешиваться в эти слишком интимные детали их семьи, но я просто не могла так встать и уйти.

- Сын, он имеет полное право…

- Право воспитывать? Вмешиваться в мою жизнь?! – Тони вскочил с табуретки, его трясло от негодования. – Ему было плевать на мое существование шестнадцать лет! Забыла, как он бросил тебя беременную? Его что-то не заботило, есть ли у тебя кусок хлеба и не загнешься ли ты в каком-нибудь переулке. А теперь ты говоришь… - он судорожно вздохнул и выскочил из кухни.

Миссис Ледук схватилась за голову и кулем опустилась на табуретку, а я побежала за Тони. Он стоял в своей комнате напротив окна и напряженно смотрел на улицу. Впервые его лицо было таким серым, таким неживым… Я тихо подошла к нему и встала рядом.

- Я тоже росла без отца, - зачем-то сказала я, но я чувствовала, что это важно. – Он умер, когда мне было пять. Он летчиком работал.

Тони саркастично усмехнулся.

- Нет, это правда, не иронизируй. Моя мать не рассказывала мне сказочки о космонавте или капитане дальнего плавания. Мой отец действительно работал на авиакомпанию, но у него появились проблемы с сердцем. Его отстранили от работы. Он стал чахнуть без неба, которое было его жизнью, его страстью. Болезнь пересилила. И однажды мне мама сказала, что папа улетел туда, откуда не возвращаются. Я бы многое отдала, чтобы просто поговорить с ним.

- Хочешь сказать, что я должен был счастлив, ведь мой отец жив? – он вздохнул. - Минако… не все так просто. Я не святой. Я даже не такой, как ты, - он подхватил меня за талию, усадил на подоконник и сел рядом со мной. – Этот человек забыл о моем существовании, бросил мою мать. А ведь ей некуда было податься, с собственной матерью она не общалась. Напросилась к дальней родственнице, та приняла без особой охоты. Мать тяжело работала даже на последних месяцах беременности. И тут пришло известие, что моя бабушка умерла, оставив нам с мамой квартиру, и мы переселились сюда, - Тони обвел рукой свою комнату. – Потом родился я. Нужно мне рассказывать, как мама гробила себе на работах, чтобы прокормить и себя, и меня, как покупала вещи из комиссионки, как рыдала над моими пеленками, стирая их уже стертыми пальцами?

Я чувствовала, как щиплет глаза от набежавших слез. Я тихонько положила голову ему на плечо. Пусть знает, что мне не все равно…

- Я рос, пошел в школу. Проблем со мной не убавилось. Если помнишь, я всегда был в эпицентре драки, мать то и дело вызывали к учителю или директору. Да и уроки меня никогда особенно не занимали. Но вот мне наступило шестнадцать. И – вуаля! – объявляется мой драгоценный папочка, чтобы пообщаться с сыночком! Он вспомнил обо мне через шестнадцать лет после моего рождения. Что, что я должен был чувствовать к нему, кроме ненависти и презрения, Минако? – Тони повернулся ко мне, но я не оторвала головы от его плеча. – Давно прошло то время, когда можно было подарить мне красивую игрушку, и я забуду все обиды. Я уже вырос, и я вырос с ненавистью к нему, хотя мать никогда ни в чем его не упрекала. Знаешь, - Ледук тяжело вздохнул. – Когда я был маленьким, то иногда плакал в подушку, спрашивая себя: «Что же я такого плохого сделал, что родной отец отказался от меня?» Я не мог понять. Сейчас объявился этот чужой мужик на крутой тачке, в которой сидят три грудастые девки лет двадцати, и говорит, что хочет быть со мной. Где он был раньше, когда мальчики во дворе били и обижали меня? Когда некому было учить играть в футбол? Не все так просто, Минако…

Мы молча сидели, каждый в своих мыслях. Я разглядывала небогатую, даже бедную комнату Тони и думала: сколько детских слезок и кошмаров видели эти стены? А теперь и с Ятеном ему запрещают общаться… А впереди – жестокая взрослая жизнь. Через месяц выпускной.

- Что ты думаешь делать после школы? – спросила я.

- Не знаю, - вздохнул Тони после некоторой паузы. – Всегда хотел поступить в Морское, а так… куда примут, туда и пойду. Это Ятену все дороги открыты, хотя отец настойчиво пихает его на юриста. Может, я даже поступать не буду, сразу пойду на какую-нибудь работу. А ты куда собралась?

- Мечтала быть врачом. Детским педиатром. Потом передумала, я не осилю биологию, от вида этих внутренних органов меня подташнивает. Мне бы что-нибудь поспокойнее. Библиотекарь? Бухгалтер? Знаешь, я тоже не хочу висеть на шее бабушки и мамы.

Мы снова помолчали.

- А Ятен куда поступать хочет?

- Тоже мечтал в Морское. Только вот Фрэнка этот вариант вряд ли устроит, он уже все решил сам: Ятен будет юристом, Сейя – бизнесменом, а Тай уйдет куда-нибудь в науку. Ну да тот и рад будет только.

- И Ятен не борется за свою мечту?

- Не то чтобы не борется. Так, ведет подпольную войну, в открытую не лезет. Я бы, наверное, тоже с Фрэнком не особо возникал. Вот и мой милый папочка пытается воспитывать, только вот мне плевать. Мне ничего от него не надо.

- Он сегодня придет, ну, твой отец?

- Нет, не думаю. У него впереди целых два выходных, чтобы промывать мне мозг и играть в строгого родителя.

- Тогда я пойду домой, а ты с матерью поговори. Ей сейчас очень плохо, - я слезла с подоконника.

- Я провожу, - он тоже спрыгнул.

Мы вышли из комнаты.

- Мам, я Минако провожу, - крикнул Тони, и мы вышли из квартиры. – Так будет лучше, я отойду, она немного успокоится.

Я кивнула. Практически всю дорогу мы шли молча, изредка обмениваясь ничего не значащими фразами. Погода переменилась: вместо серых облаков появились легкие перистые, похожие на мазки белой краски. Когда мы подошли к моему дому, я сказала Тони:

- Все будет хорошо, поверь мне. Рано или поздно солнце появляется на небе. Скоро оно засияет и над тобой.

- Философ, - усмехнулся Ледук и, неожиданно коснувшись губами моей щеки, бодро поскакал домой.

А я стояла и смотрела ему вслед с совершенно идиотской улыбкой.

POV Ятена

Иногда мне кажется, что я взвою. Но я упорно молчу. Я смолчал даже тогда, когда сказал о том, что после окончания школы хочу поступить в Мореходку, а не на юридический.

- Мореходка? – Фрэнк иронично изогнул бровь. – А знаешь ли ты, мальчик, что придешь на корабль простым матросом, будешь драить полы и как миленький сносить чужие понукания? Ты за свою жизнь пол самостоятельно ни разу не вымыл и жил на всем готовом.

Я стоял и молчал. Он втаптывал мою мечту в грязь – а я молчал. В чем-то он прав. Я не привык к труду, даже не подрабатывал никогда, как, например, Тони. Но я уверен: я бы сил не пожалел, чтобы однажды вести в море свой корабль. Какое-то время эту несвободу я заменял стритрейсингом. Мне казалось, что только на гонках я становлюсь хозяином своей судьбы. Но это так, иллюзия… Теперь, когда Фрэнк, мама и братья пришли ко мне и отец сказал, что я должен перестать общаться с Тони, я почувствовал, что просто не могу молчать. Не сейчас.

- То есть как? Тони – мой лучший друг, - как можно спокойнее спросил я, хотя внутри все клокотало.

- В том-то и беда, - жестко усмехнулся Фрэнк, сцепливая ладони за спиной. - Он, мягко говоря, дурно на тебя влияет.

Я нахмурился:

- Мне уже не шесть лет, чтобы вестись на глупости. В моих поступках Тони не виноват, у меня своя голова на плечах имеется…

- Ятен прав, - неожиданно вступился Тайки. – Это его дело…

- А ты помолчи, - строго сказал отец, И Тай тут же потупился. – Когда самостоятельно жить начнешь, тогда и будешь свое мнение высказывать.

- Ты и мне будешь затыкать рот? – неожиданно с табуретки встала моя мама, от которой я точно не ожидал подмоги; обычно она во всем потакала мужу. – Этот Тони не хуже других, и в том, что Ятен стал заниматься всякими глупостями, он виноват в последнюю очередь, - я давно не видел свою мать такой твердой и воинственной.

- Ну а кто же тогда виноват, Алисия? Кто? Уж не мы ли с тобой?

- Именно, - кивнула мама. – Мы не доглядели. Мы что-то упустили, Фрэнк.

- Да нет же! – ужаснулся я; лучше бы мать вообще ничего не говорила. – Вы тут вообще не при чем. Понимаете… стритрейсинг – это… - что? Риск? Испытание? – Это свобода.

Как, как им все объяснить? Они не поймут, никто. Я вижу это по их лицам.

- Значит, тебе не хватает свободы? – вкрадчиво спросил отец. – Хорошо, я предоставлю ее тебе. Есть же люди, ради которых делаешь все, а они этого не ценят, - я весь сжался. – Отлично. Уж на улицу я тебя не выкину, но за университет плати сам, убирайся в своей комнате, сам стирай одежду. Ну ты же взрослый! Можешь пойти куда-нибудь работать, чтобы иметь деньги на расходы, финансировать тебя я больше не буду. Все, дорогой друг, ты свободен!

- Фрэнк, перестань, - взмолилась мама, но отец был непреклонен:

- А вы, - он ткнул пальцем на Тайки и Сейю. – Не вздумайте ему помогать, иначе… тоже мигом станете… взрослыми. Кстати, - он снова повернулся ко мне, - с твоим другом, который тебе дороже семьи, я тоже поговорил. Посмотрим, такой ли уж он хороший приятель и стоит ли всех этих слов.

Через пять минут они ушли: твердый, несгибаемый отец, плачущая мать и бледные братья. Я остался совсем один в этой пустой, пропахшей лекарствами палате. Что мой отец наговорил Тони? И будет ли тот и дальше считать меня другом? И что же будет дальше? В том, что отец говорил абсолютно серьезно, я даже не имею ни малейшего сомнения. Фрэнк Коу никогда не бросает слов на ветер. И теперь я свободен, но почему-то не чувствую облегчения или удовлетворения. Наверное, я не так представлял себе эту самую свободу. Свобода – не зависеть ни от кого, жить, а не существовать, ломать стереотипы. Нет. Свобода – это не надеяться ни на чью помощь, справляться своими силами. Есть только один плюс – теперь есть право выбора. И оно принадлежит никому, кроме меня.

POV Минако

- Ба, я дома, - я на ходу скинула балетки и забежала в комнату.

- Ну, как Тони? – спросила меня Арита, отвлекаясь от какого-то мексиканского сериала про жгучую ненависть и вечную любовь.

- Да не очень, - вздохнула я и плюхнулась на соседнее к ней кресло. – Кое-какие проблемы.

- Ты уж помогай ему, - улыбнулась бабушка. – Он - хороший мальчик.

Эх, если бы это было в моих силах! Разве я не помогла бы? Ну, по крайней мере, просто могу быть рядом. Вот и все.
 
сообщение 28.03.2016, 19:11
Сообщение #14
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



1. Выходные не для слабонервных: Адора берется за свое


POV Минако

Наконец-то выходные! Никакой школы, никаких уроков, никакой рожи Азалии. В окне – солнце, впереди – два дня безделья. Жаль, что к Ятену на выходных не пускают, ну да это, наверное, к лучшему. Нужно хоть немного отдохнуть и разобраться в себе, а то моя жизнь в последнее время набрала такой темп, что голова начинает кружиться. Объявив себе день «Ничегонеделания», я бодро встала с постели, почистила зубы, плотно позавтракала (живу с девизом «Умрем толстыми, но счастливыми!»), оделась и спозаранку вышла на улицу.

Все с самого утра приносило мне удовольствие. Было дико приятно прогуляться по парку с рожком шоколадного мороженого, которого я уже давно не ела. Даже просто поглазеть на витрины бутиков и то неплохо, хотя в кармане денег хватит только на упаковку жевательной резинки. Жаль только, что не с кем разделить это прекрасное утро. Телефона Тони у меня нет (у него моего, конечно, тоже). И только я подумала об этом, раздалась знакомая мелодия. Адора!

- Ты куда пропала с утра пораньше? – я услышала голос моей неунывающей подруги.

- Ой, а откуда ты знаешь?

- Была у тебя дома, так бабушка твоя только руками развела - теперь, говорит, нашу Минако просто так и не застанешь. А я так хотела протащить тебя по магазинчикам… - хитро закончила она.

Что? Шопинг?! Ну, нет…

- А может… не надо? – жалобно спросила я, хотя прекрасно знала, что спорить бесполезно.

- Так, Айно, - строго сказала Адора, - никаких «не надо». Очень даже надо! У тебя выпускной через две недели, а ты еще и платья не купила.

- Вообще-то, через месяц.

- Да какая разница?! – искренне возмутилась моя подруга. – Ты девушка или кто? Даже слушать ничего не хочу, не раздражай ребенка.

- Да у меня и денег-то нет… - это было последней попыткой отвязаться.

- Я взяла у твоей бабушки, если что, еще и своих добавлю. Чтобы через двадцать минут стояла у «Аполлона», ясно? Время пошло, - и она отключилась, ничего не желая больше слушать.

«Аполлон» - огромный торговый центр, где можно найти абсолютно все: от выпускного платья до синхрофазотрона (ну, может быть, я слегка преувеличиваю). Да не в том вся суть. Я терпеть не могу эти бесконечные примерки, которые утомляют больше работы на рудниках.

До «Аполлона» я добралась быстро, даже уложилась в милостиво предоставленное мне время (еще бы опоздала – с меня бы шкуру живьем сняли). Адора, как всегда улыбающаяся и бодрая, сразу схватила меня за руку и потащила в бескрайний мир бутиков и магазинчиков… Уже в первом она выбрала целую кучу разноцветных платьев и затолкала меня в примерочную. Пока я одевалась, она стояла за занавеской и болтала, практически не переставая (и в этом вся Адора):

- Кстати, Мин, - как бы между делом вставила моя подруга, - а что это за мальчик у тебя появился?

Я чуть в платье не запуталась. Господи, ну бабушка дает!

- Это не мальчик, - буркнула я, стремительно краснея. - Он мне просто друг.

- Он симпатичный?

- Адора!!! - я открыла занавесь и продемонстрировала ей желтое платье до пола, сплошь покрытое пайетками.

- Снимай, - махнула она рукой и задернула шторку.

- И вообще, - продолжила возмущаться я, - ты больше мою бабушку слушай.

- А я все-таки хочу знать, кто он такой.

- Просто одноклассник.

- И давно вы… мм… дружите?

- Нет, - я покрутилась перед ней уже в алом платье, но его постигла та же незавидная оценка. – Совсем недавно начали общаться. С клуба…

- Ты была в клубе?!

- Такое ощущение, будто я сказала, что на Венеру летала, - рассмеялась я.

- Ну, и как тебе?

- Можно иногда сходить для разнообразия. Но не часто. А то голова лопнет.

Отвергнув фиолетовое, синее и еще одно красное платье, мы перешли в другой магазин.

- Этот твой Тони – тусовщик? – все пытала меня вопросами Адора.

Ага, она уже и имя его разведала!

- Тусовщик? – я призадумалась. Можно ли назвать Тони тусовщиком? Те, кто не знаком с ним так, как я, конечно, скажут, что да. А на самом деле? – Ну-у… Он любит поразвлекаться в клубе, вообще быть в центре событий, но… нет, он не тусовщик.

- А чем он вообще по жизни занимается? – Адора отвесила мне очередную партию нарядов, и я послушно поплелась переодеваться.

- Ну-у… - Господи, что за пыточные у нее сегодня вопросы? Особенно если учесть, что ответить что-то конкретное я пока не могу. Нет, я все-таки мало его знаю! – Даже не знаю… глупо, да? Но ничем плохим, это точно.

- Хм, - фыркнула Дора. – Ты поосторожнее там. Мало ли что.

- Не сгущай краски, я ж его давно знаю. Вряд ли он педофил, вор или еще что в этом роде.

- Ну тогда скажи мне три вещи, которые ты о нем знаешь совершенно точно, - я не узнала ее серьезного голоса.

- Во-первых, его зовут Тони Ледук, во-вторых, он учится…

- Минако, я серьезно, - я вышла к ней, показывая платье, и действительно увидела, что подруга совсем не шутит.

- Хорошо, - почти раздражаясь, ответила я, - у него проблемы с отцом. Тот когда-то бросил их с матерью, а теперь объявился. Тони его ненавидит, но терпит ради мамы.

- Еще что?

- Ну… он в каком-то плане… бабник, - что-то я какие-то факты предоставляю незавидные, так уж явно не поднимешь репутацию, - но это так, от нечего делать, - быстро закончила я, глядя на нахмуренную Дору.

Вот тупица! Надо было что-то получше сказать.

- Он очень заботливый, понимаешь? Не манерный, а именно заботливый, - я была готова сказать, что угодно, лишь бы она поменяла свое мнение (хорошо, что я говорила правду). – Он очень любит свою мать, Ятен, его лучший друг, тоже может всегда на него положиться. И меня он ни разу не обижал, хоть бы слово сказал грубое! Ну, хочешь, я тебя с ним познакомлю?

- Познакомишь, куда денешься, - усмехнулась Адора, заметно теплея. – Так уж и отдам я тебя какому-нибудь маньяку.

- Дора, - я возвела глаза к потолку, - мы друзья.

- Иди переодевайся, «друзья», - передразнила она меня.

- И вообще, мне другой парень… нравится, - краснея, сказала я; хорошо, хоть нас занавеска отделяет.

- Та-а-ак… - этот вечный хитрющий тон. – Это уже интереснее. И кто он?

О Боже, опять!

- Я тебе уже говорила о нем. Лучший друг Тони, Ятен.

- Вот это страсти! - восхитилась неугомонная подруга. – Ну вот, а ты тихоней прикидывалась. А тут… гуляет с одним, влюблена в другого… Как он выглядит?

Тут последовали длительные расспросы о жизни Ятена (я и сама знаю с гулькин нос), но и Тони не был забыт. Я краснела, бледнела, прятала глаза, а эта садистка продолжала опрос. Я вяло переодевалась, даже не разглядывая себя в зеркале, выползала на показ и уползала обратно, пока меня не разбудил восхищенный возглас Адоры:

- Все, Минако… вот это красота!

Я обернулась к зеркалу: на мне было светло-зеленое (прямо как глаза у Ятена) коктейльное платье выше колена, без рукавов и бретелек, удивительно простое, но очень милое. Оказывается, у меня очень неплохая фигура, и зачем я постоянно напяливаю джинсы?.. Мы подобрали к нему простые замшевые черные туфли на шпильке без всяких прибамбасов и черный клатч.

- Ты будешь самой красивой, - заверила меня Адора,- и не потому, что придешь намалеванная и расфуфыренная, а как раз наоборот!

Мы уже почти выбрались из торгового центра, как Адора увидела ювелирный отдел и затащила меня внутрь. Господи, пожалуйста, сделай так, чтобы это длилось недолго, иначе я умру!

- Эй, Мин, гляди, - она ткнула пальцем на витрину, и я апатично посмотрела.

На бархатной красной подушечке лежала серебряная цепочка с кулончиком-бабочкой и такими же сережками-гвоздиками. Гарнитур выглядел очень красиво, это надо признать.

- Минако, это твое, ты разве не видишь? – восхищенно прошептала Дора и громче сказала продавщице: - Мы это берем.

- Стой, у меня же нет на это денег! – ужаснулась я.

Всем известно, сколько стоят такие драгоценности.

- Тогда это будет моим подарком на твой выпускной.

- Ой, Дорочка, спасибо! – я обняла ее крепко-крепко. – Ты такая волшебница!

- Ага, - рассмеялась подруга. – И только попробуй прийти ко мне на свадьбу с дурацким сервизом.

- Ни за что.

Наконец, мы выбрались из «Аполлона» и зашли в ближайшее кафе. Стрелка часов уже давно перевалила за «три», а я только завтракала. Если бы можно было бы заказать жареного слона, я б заказала, не задумываясь. Но, увы, пришлось ограничиваться куриной грудкой с рисом и кукурузой, овощным салатиком и чашкой чая с жасмином.

- И в тебя это влезет? – Адора округлила свои зеленые глаза.

- Еще место останется. Закажу-ка еще пироженку!

Сославшись на диету и многострадальное здоровье, подруга попросила только салат и зеленый чай, и я искренне ее пожалела. Лично я могла лопать сколько угодно и при этом не думать о жире.

- Может, еще куда сходим? – предложила Адора, когда мы пошли по направлению к моему дому.

- Я так устала сегодня… - действительно, это был очень насыщенный день.

- Ну, не обязательно сегодня, мы еще не обновили твой гардероб. Платье на выпуск – не в счет. А я всерьез решила тобой заняться.

- Это страшно.

- Да ну тебя! – Дора звонко рассмеялась. – Вот сделаем из тебя модницу, и будешь своих Тони да Ятенов охмурять.

Я смутилась. Вот зачем люди так делают? Им доверишь самое сокровенное, а они подкалывают.

- Я обязательно должна с ними встретиться, - щебетала Адора, не замечая моего состояния. - Уж не знаю, что там за Ятен, но вот Тони мне так расписали, что покуда лично не увижу это чудо, не успокоюсь, - она уже, видно, забыла, что относилась к Ледуку подозрительно.

- Встретитесь, встретитесь, - вздохнула я, останавливаясь у подъезда; не успела я договорить, как из дома на меня вылетел Тони:

- Ой, Минако, - улыбнулся он. – А мне вот только сказали, что ты с утра ушла.

- Привет, - на самом деле, я не рассчитывала, что Тони и Адора так скоро встретятся, но что поделать? Придется знакомить. – Тони, познакомься, это моя подруга Адора.

- Очень приятно, - Ледук легко пожал руку девушки, обезоруживающе улыбаясь, так, что и айсберг бы лужицей растекся.

- Взаимно, - улыбнулась Дора в ответ.

Фух, ну, слава Богу.

- Я тут хотел тебя украсть… но раз уж ты занята…

- Я уже возвращаюсь домой, - сказала Адора.

- А может, лучше с нами? – предложил Ледук.

- Нет, спасибо, дела.

- А ты со мной пойдешь? – Тони посмотрел на меня.

- Ну… да. Только домой заскочим.

Мы попрощались с Адорой, Тони подхватил мои сумки, а когда шли с ним к квартире, на мой телефон пришла смс: «А со мной не пошла бы:)» Угадайте, от кого?
 
сообщение 28.03.2016, 19:11
Сообщение #15
Генерал-майор



Группа: Администраторы
Сообщений: 419
Регистрация: 06.05.2013
Пользователь №:
Статус: Offline



1. Выходные не для слабонервных: революция начинается!


POV Минако

Я думала, что мы просто быстренько забежим ко мне, я скину сумки в комнату, и мы с Тони пойдем дальше. Но присев на тумбочку в коридоре, я просто не смогла подняться с места.

- Ты чего расселась? – возмутился Ледук, ставя мои пакеты на пол.

- Тони, я не могу, - простонала я, вытягивая вперед зудящие от усталости ноги. – Адора протащила меня, наверное, по целой сотне магазинов.

- Что-то искали?

- Выпускное платье, – Тони тут же бесцеремонно полез в сумку, но я выхватила пакет: - Эй, это, вообще-то, секрет!

- Ну так мы идем? – как ни в чем не бывало хмыкнул Ледук.

Я вздохнула и встала с тумбочки, кряхтя, как семидесятилетняя бабушка. В конце концов, я сама согласилась.

- Может, лучше на автобусе? – с сомнением спросил Ледук, глядя на мои страдания.

- Ага, сейчас, - саркастично ответила я. – Чтобы ты потом снова жаловался на потных мужиков, которые всю дорогу давили тебе ноги?

- Справедливо.

Мы вышли на улицу. Солнце, которое с утра одним своим видом подняло мне настроение, сейчас дико раздражало. Вот зачем, зачем я согласилась идти с ним? Кстати, куда?..

-Мы куда хоть идем? – поинтересовалась я.

- Ну, туда, куда я хотел тебя отвести, мы не пойдем. Иначе ты скончаешься на моих руках и отнюдь не от восторга, - он улыбнулся так, что на него просто невозможно было обидеться. – Так что просто сходим к моему отцу, - кисло закончил он.

- Ого, это зачем же? – что ни день, то стрессы.

- Кое-какие документы на Ягуар забрать, могут пригодиться, - безрадостно проговорил Тони. – Его вроде не должно оказаться дома, но мало-мальски зная папашу…

Лично я ожидала сюрпризов, к которым уже успела привыкнуть. К тому же, Тони Ледук – тот еще авантюрист.

- Так, давай все-таки на автобусе, отсюда далеко получится, - сказал парень, и мы сели на ближайшей остановке.

Нас, конечно, помяли, но ехали мы и вправду долго. И оказались в элитном районе Токио, состоящем из дорогих домов, магазинов и машин. Можно было и предположить, что мистер Ледук – человек небедный, раз может позволить себе подарить сыну Ягуар, но такого все равно не ожидала.

Тони открыл дверь в подъезд с помощью электронного ключа, мы поднялись на семнадцатый этаж (лифт многоэтажки был раза в два больше моей комнаты) и оказались напротив огромной железной двери с резной ручкой. Если я таращилась на все это великолепие с нескрываемым восторгом, то Ледук вел себя более чем равнодушно, даже брезгливо. Он открыл дверь, пропустил меня внутрь и, даже не снимая ботинок (чего я за ним никогда не замечала), прошел в комнаты. Я осталась в коридоре разглядывать, несомненно, хрустальную люстру и пушистую ковровую дорожку.

- Пошли со мной, - Тони вернулся, взял меня за руку и повел по громадным комнатам, даже не слушая, что я не сняла балетки. - Кажется, папаша все-таки оказал милость и решил не показываться мне на глаза.

Ледук показал мне бильярдную, ванную, больше похожую на минибассейн, балкон с шезлонгами, множество других комнат и, наконец, свою.

- Представляешь, - усмехнулся Ледук, - папочка хотел забрать меня к себе, даже комнату в своем замке отвел, но я его, конечно, послал.

Эта комната, отделанная дорогим деревом, покрытая пушистыми коврами и выходящая окнами на красивую часть Токио, не ставилась ни в какое сравнение с той комнатой, в квартире матери. Здесь можно было найти все: огромный домашний кинотеатр, небольшую барную стойку, мягкий диван и пуфики, музыкальный центр и целые стеллажи с новенькими CD и MP-3 дисками на любой вкус. Но я понимала, почему Тони от нее отказался.

- Ну что, пошли? – Тони помахал мне папкой, видимо, с теми самыми документами; когда же он успел их добыть?

Я кивнула, и мы вышли. Вдруг наше внимание привлек какой-то звук, напоминающий смех. Мы удивленно замерли: разве в доме есть кто-то еще? И тут из дальней по коридору комнаты выбежала хохочущая девица, завернутая в белую простыню; ее длинные красные волосы растрепались.

- Эй, заинька, ты куда? - раздался игривый мужской голос из той самой комнаты.

Но тут девица увидела нас с Тони, застывших изваяниями в коридоре, и смех замер на ее губах.

- Пупсик, к тебе гости, - она поплотнее затянула простынь на высокой груди и юркнула в комнату.

- Прости, Мина, что привел тебя сюда, - почти прошептал белый Тони, тащивший меня на выход.

Я пристыжено молчала: не часто увидишь такую мерзкую сцену. Почти у самой двери нас нагнал мистер Ледук в коричневом домашнем халате, наспех накинутом на полное крепкое тело:

- Сын, стой! – его голос дрожал, но был довольно уверенным. Это был полный мужчина с залысиной и небольшими глазками. "Никакого сходства с Тони!" - машинально подумала я.

Тони резко остановился и почти до боли сжал мою руку. Никогда я не видела такого злого выражения лица, делавшего худенького подростка настоящим зверенышем.

- Мог бы и предупредить, что приведешь подстилку в день моего прихода, - выплюнул Тони, разворачиваясь, чтобы уйти.

- Не смей так со мной разговаривать, - рявкнул побагровевший мистер Ледук. - Молоко на губах не обсохло…

- Не тебе меня учить, - не менее свирепо ответил парень.

Я не знала, что мне делать, куда сунуться.

«Нужно увести Тони», - пронеслось в голове, и я потянула одноклассника к выходу.

- Не надо, Тони, пойдем, - взмолилась я, но он даже не повернул ко мне головы, хоть руки и не отпустил.

- Видимо, Анджи совсем не научила тебя манерам, - прошипел мистер Ледук. – Так и знал, что мать из нее никудышная.

- Не смей трогать маму! - взревел Тони и неожиданно бросился на отца с кулаками, но мистер Ледук одним ударом в челюсть отбросил сына на пол.

- Перестаньте! – я не узнала собственного крика и тут же кинулась к Тони, из угла рта которого текла тонкая струйка крови.

Его белое лицо с затравленно-злыми глазами мелко дрожало. Я аккуратно стерла кровь ладонью, почти рыдая от ужаса.

- Уж лучше бы ты вообще сдох, - страшно рассмеялся Ледук, глядя на онемевшее от страха лицо отца.

Мистер Ледук уже нагнулся, чтобы помочь ему, но Тони шарахнулся с брезгливым видом от его руки:

- Ненавижу тебя, - рыкнул он, самостоятельно вставая и поднимая меня за плечи.

Тони кинул на пол ключи от квартиры отца и, не обращая внимания на валяющуюся папку с документами, вывел меня из квартиры. Мистер Ледук, с ужасом осознающий, что натворил, не сказал ни слова.

Тони все шел и шел в полном молчании, я почти бежала следом, не поспевая за его шагами. Я уже начала задыхаться, когда мы вышли на детскую площадку. Парень сел на качели и закрыл лицо руками, тяжело дыша. Мое сердце сжалось от жалости, а слезы снова подступили к горлу, в глазах защипало.

- Тони? – я тихонько потрясла его за плечо, но тот не отреагировал. – Может, мне уйти?

Наконец, Ледук поднял на меня затравленные серые глаза и яростно прошептал:

- Да, бегите все, кому я нужен?

- Что ты такое говоришь? – изумилась я. – Ты мне нужен. Ты нужен матери и Ятену.

Я села ему на колени, и он тут же заключил меня в объятия и уткнулся носом куда-то в шею. Я крепко-крепко прижала его к себе, целуя светло-русый ежик волос, пахнущий мятным шампунем. Прости, Ятен. Прости меня, пожалуйста.

POV Ятена

День тянулся годом. Впервые я проклинал выходные: что это за особенная больница, но именно по субботам и воскресениям сюда не пускают, ссылаясь на то, что пациентам необходим отдых. Да я только и существовал тем, что ко мне приходили семья и Айно с Тони. Но теперь Ледук – особенная статья. Он не звонил, и что-то холодное и липкое вкрадывалось в сердце. Я и сам боялся звонить ему и услышать, как он пошлет меня на все четыре стороны после разговора с моим дражайшим отцом.

Впервые что-то неприятное ворохнулось при мысли о Фрэнке. Если из-за него наша дружба с Тони порушится, я никогда не прощу ему этого. Никогда.

Я бездельно слонялся по коридору, ребро болело, но лежать в кровати в окружении собственных дум еще хуже. По крайней мере, в коридоре можно встретить словоохотливых старушек, желающих знать обо мне абсолютно все, и симпатичных молодых медсестричек, с интересом поглядывающих в мою сторону, почти как старушки. Компания, конечно, еще та, но уж лучше, чем ничего.

Весь день я не выпускал телефона из рук в надежде увидеть на дисплее имя приятеля, но тщетно. Звонили мать, Сейя (Фрэнк принципиально молчал) и Тайки. Уж от него звонка я особенно не ожидал – сколько себя помню, у нас с ним были натянутые отношения.

- Ятен, привет, - Тай закашлялся; он всегда кашлял, когда сильно нервничал.

- Привет, - несколько удивленно ответил я.

- Ятен, - вздох, - нам надо поговорить. Я понимаю, что тебе не особенно хочется, но… я хочу попросить прощения за то, что сам заварил эту кашу. И черт же меня дернул сказать про стритрейсинг! – в сердцах кинул он, теряя остатки спокойствия. – Если бы я не сказал, что ты ехал на гонки…

- Да не было никаких гонок, - устало вздохнул я, имея странное желание поделиться этим с братом. – В ту ночь я завязал с ними.

Долгое молчание.

- Как? – оторопел Тайки и снова закашлял.

- А так. Я начал об этом задумываться уже давно, только тогда решился. Минако меня отговорила, - я впервые назвал девушку по имени – она уже не была для меня чужой. – Знаешь, она просила поговорить с тобой и понять тебя.

- Я и не знал, что вы общаетесь, - недоуменно проговорил Тай. – И очень удивился, когда увидел ее у тебя в больнице. Но, по-моему, она на тебя положительно влияет. Нам нужно объясниться. Ты простишь меня за мою ошибку?

- Конечно, ты же у меня такой идиот! – усмехнулся я, чувствуя, как на душе теплеет.

- Да ну тебя, - буркнул умница-Тай и тут же посерьезнел: - Это из-за меня у тебя проблемы с отцом, я вряд ли смогу все исправить, но ты всегда можешь положиться на мою помощь, и плевать, что на это скажет папа.

Честно говоря, я был тронут его словами. С его стороны это было очень смело, особенно если учесть, чем для меня кончилась жажда свободы. Я стал подобием отщепенца в нашей семье, и такая вот поддержка не просто давала веру в себя и в то, что все еще наладится.

- Спасибо, Тай, - улыбнулся я, хотя знал, что брат меня не видит. – Не такой уж ты и придурок.

- Да и ты, оказывается, не дегенерат.

- Вот спасибо!

- Обращайся. Не падай духом, в среду с утра вернешься домой, легче станет.

- Ну, не знаю… Это как Фрэнк решит.

- Мать с ним вчера весь вечер ругалась, - вздохнул Тай. – Они даже в разных комнатах ночевали.

- Значит, не простил меня, - это плохо.

- Когда это наш отец быстро отходил? Но, знаешь, из-за тебя мы все готовы бунтовать.

- Спасибо вам еще раз. Для меня это очень важно, правда.

- Да что уж, - смутился мой всегда невозмутимый братец. - Ты, главное, не сдавайся.

- Да куда мне теперь? Знаешь, есть у меня еще гордость. Я виноват, но не в том, в чем меня обвиняют. Может, не в моем положении люди выпендриваются, но я не побегу к отцу с тапочками в зубах.

- Это бунт?

- Хуже. Это – революция.
 
Форум » Фанфики » Фанфики категории гет » Под дождём. Часть первая (закончен)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск: